Address: 26/55, Bldg. 7, Kosmodamianskaya Emb., Moscow, 115035
(495) 953-91-08, 617-18-88.

Comparative Policy №1 – 2020

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИЙ И ИНСТИТУТОВ

  • Кросстон Мэтью

    Глобальная гегемония и региональная гегемония: власть и стратегия США С. 5-15

    Кросстон Мэтью Американский военный университет, профессор, программный директор по исследованиям разведки

    Автор статьи рассматривает противоречивый тезис о том, что стратегия США направлен на последовательное противодействие появлению региональных держав в разных частях света. Будь то Россия на постсоветском пространстве, Китай в Южно-Китайское море, Соединенные Штаты стремятся ограничить их региональную гегемонию, хотя сами по-прежнему остаются глобальным гегемоном. Автор рассматривает сущность и способы использования власти в XXI веке: является ли появление региональных гегемонов разрушительным явлением для мировой системы или конструктивным? Обусловлена ли озабоченность Соединенных Штатов о национальной безопасности и собственном глобальном влиянии альтруистической или эгоистичной мотивацией? Имеет ли значение, кто именно пытается приобрести региональное влияние? Эти и другие вопросы рассматриваются в статье, а автор предлагает новый подход на понимание того, как международная власть используется сегодня и может быть применена в обозримом будущем.

    GLOBAL HEGEMONY VS. REGIONAL HEGEMONY: HOW THE US STRATEGICALLY INFLUENCES POWER

    Crosston Matthew American Military University, the United States of America Professor, Program Director of Intelligence Studies; Senior Doctoral Faculty, Global Security and Strategic Intelligence

    The article explores the controversial thesis that the United States strategically and consistently maneuvers against the emergence of regional hegemons across the globe. Whether it is Russia in the former Soviet space, China across the South China Sea, the United States works to disallow the expression of regional hegemonic power despite its own continued reliance on its global hegemony being accepted. The author goes to the heart of power positioning and exploitation in the 21st century: is the emergence of regional hegemons disruptive to the global system or beneficial? Is the United States’ concerns altruistic or selfishly motivated by its own national security interests and global influence? Does it matter who is trying to wield regional influence? These and other questions are addressed, providing a new approach to understanding how power is being wielded today and for the foreseeable future.

  • Еремина Наталья Валерьевна, Чихачев Алексей Юрьевич

    Сравнительный анализ британских и французских стратегий в области обороны и безопасности С. 16-31

    Еремина Наталья Валерьевна Санкт-Петербургский государственный университет, д.полит.н., к.и.н., профессор, Факультет международных отношений,

    Чихачев Алексей Юрьевич Санкт-Петербургский государственный университет, аспирант, Факультет международных отношений

    В условиях нарастающих международных противоречий, происходящих изменений во взаимодействии России и различных европейских государств, необходимо изучать конкретные стратегии, связанные с вопросами обороны и безопасности ведущих государств Европы. Данные стратегии дают следующую информацию: самопозиционирование государства в мире, выявление ключевых союзников, опасностей и рисков; определение ресурсов для военной сферы и идеологии внешнеполитических действий. Евросоюз остается одним из крупнейших экономических партнеров России, но при этом партнерство сторон ограничено санкционным режимом, более того, мы наблюдаем нарастание антироссийских заявлений и действий. Эта ситуация заставляет проводить анализ межгосударственных отношений, обращая внимание на такие критерии как военно-политические ресурсы, выстраивание коалиций, позиционирование государств. Здесь особое значение имеет понимание национальных интересов исследуемых государств как в широком контексте международных отношений, так и в отношении России. Кроме того, именно анализ стратегических документов позволяет корректно решить дилемму безопасности, так как дает понимание осуществленного государством выбора между соперничеством и сотрудничеством. С учётом традиционного исторического опыта и текущих событий, можно говорить о том, что позиции Франции и Великобритании выстраивали конструкцию Европы. Не случайно, сейчас именно Франция, а не Германия предлагает военно-стратегические инициативы для Евросоюза. А Великобритания по-прежнему проводит селекцию инициатив, стремясь сохранить за собой статус государства, обеспечивающего европейскую безопасность. Тем более интересно сравнить стратегии данных государств в контексте Брекзита, который оказывает противоречивое влияние как на Британию, так и на ЕС в целом, и Францию в частности.

    COMPARATIVE ANALYSIS OF BRITISH AND FRENCH STRATEGIES IN THE SPHERE OF DEFENCE AND SECURITY

    Eremina Natalia V. , Saint-Petersburg State University, Saint Petersburg, Russia Dr. of Political Science, Candidate of History, Professor, School of International Relations

    Chikhachev Aleksey Yu. , Saint-Petersburg State University, Saint Petersburg, Russia Postgraduate Student, School of International Relations

    In the circumstances of growing international tensions, changes in interrelations between Russia and different European states, it is of urgent demand to study concrete strategies that are connected with defence and security of leading European states. These strategies present the following information: self-positioning of a state in the world, defining of key partners, dangers, risks, resources to develop military sphere and ideology of foreign policy activities. The European Union is still one of the most important economic partners of Russia, at the same time our partnership is limited by mutual. Besides that, we witness growth of anti-Russian declarations and actions. This situation makes us develop analysis of interstate relations considering such criteria as military and political resources, coalitions, positioning of a state. Here, of particular importance is the understanding of the national interests of the states, both in the broad context of international relations and in relation to Russia. In addition, it is the analysis of strategic documents that makes it possible to correctly solve the security dilemma by analyzing the choice made by the state between rivalry and cooperation. Taking into account the traditional historical experience and current events, it can be said that the positions of France and Great Britain lined up the construction of Europe. It is no coincidence that now it is France, and not Germany, which is proposing military-strategic initiatives for the European Union. And the UK is still conducting a selection of initiatives, seeking to preserve the status of a state that ensures European security. It is especially interesting to compare the strategies of these states in the context of Brexit. In the article, the authors compare documents in the field of security and defense of Great Britain and France, specifically: the tasks, tools and “image of the world” that are advanced in the military-political doctrines and strategies of the countries. These data are necessary for understanding the development of Europe as a whole in the field of security and defense, the directions of projecting the positions indicated in the doctrines on interaction with Russia and other key international players.

  • Севальнев Вячеслав Викторович, Черепанова Екатерина Викторовна

    Китайский вектор в современной внешней политике России: политико-правовой аспект С. 32-43

    Севальнев Вячеслав Викторович Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, к.ю.н., ведущий научный сотрудник, Отдел методологии противодействия коррупции,

    Черепанова Екатерина Викторовна Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, к.ю.н., старший научный сотрудник, Отдел методологии противодействия коррупции,

    Статья посвящена исследованию российско-китайских отношений на современном этапе. Рассматриваемые отношения носят динамичный характер, который выражается в регулярных контактах на высшем уровне, сотрудничестве на международной арене, в том числе в рамках международных и региональных организаций, торгово-экономических, гуманитарных связях, общих проектах в сфере военного сотрудничества и др. В этой связи изучение и анализ внешних и внутренних факторов, способствовавших возникновению, развитию, охлаждению, возобновлению и, в конечном итоге, формированию отношений стратегического партнерства, имеют важное значение в целях возможного учета Российской Федерацией при выстраивании дальнейших внешнеполитических отношений с Китаем и недопущении прежних ошибок. Авторами изучены и проанализированы определяющие направления и особенности российско-китайских внешнеполитических отношений, как в историческом разрезе, так и на современном этапе развития. В частности, обозначены основные периоды в развитии двусторонних отношений; проанализированы факторы, оказывавшие влияние на изменение стратегий внешнеполитического взаимодействия Российской Федерации и Китайской Народной Республики; раскрыт характер российско-китайского сотрудничества на современном этапе, охарактеризованы его роль и значение как для региональной политики, так и в свете проходящих международных процессов, в том числе в сфере международной безопасности; определены возможные риски, которые могут негативно сказаться на характере внешнеполитического взаимодействия России и Китая. В завершении предпринята попытка сформулировать возможный прогноз развития российско-китайских внешнеполитических отношений с учетом складывающейся геополитической ситуации в мире, а также с учетом факторов, которые могут привести к возникновению противоречий между этими двумя странами

    THE CHINESE VECTOR IN THE MODERN FOREIGN POLICY OF RUSSIA: POLITICAL AND LEGAL ASPECT

    Sevalnev Vyacheslav V. , Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russia Candidate of Law, Senior Researcher, the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation

    Cherepanova Ekaterina V. , Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russia Candidate of Law, Senior Researcher, Department of Methodology of Combating Corruption, the Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation

    The article is devoted to the study of Russian-Chinese relations at the present stage. The relations under consideration are dynamic, which is expressed in regular contacts at the highest level, cooperation in the international arena, including within the framework of international and regional organizations, trade and economic, humanitarian relations, common projects in the field of military cooperation, etc. In this regard, the study and analysis of external and internal factors that contributed to the emergence, development, cooling, resumption and, ultimately, the formation of strategic partnership relations are important for the possible consideration of the Russian Federation in building further foreign policy relations with China and preventing previous mistakes. The authors studied and analyzed the defining directions and features of Russian-Chinese foreign policy relations, both in the historical context and at the present stage of development. In particular, the main periods in the development of bilateral relations are identified; the factors that influenced the change of foreign policy strategies of the Russian Federation and the people's Republic of China are analyzed; the author reveals the nature of Russian-Chinese cooperation at the present stage, characterizes its role and importance both for regional policy and in the light of ongoing international processes, including in the field of international security; identifies possible risks that may adversely affect the nature of foreign policy cooperation between Russia and China. In conclusion, an attempt was made to formulate a possible forecast for the development of Russian-Chinese foreign policy relations, taking into account the current geopolitical situation in the world, as well as taking into account factors that can lead to contradictions between the two countries.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ГЕОПОЛИТИКА

  • Хасан Реза Джаббаринасир

    Иран и Израиль во внешней политике России: ограничения на пути сотрудничества С. 44-64

    Хасан Реза Джаббаринасир Национальный институт социальных и культурных исследований Исламской Республики Иран, к.полит.н., научный сотрудник,

    Активное вовлечение в ближневосточные дела стало одним из ключевых трендов российской внешней политики текущего десятилетия. Учитывая высококонкурентный характер контекста ближневосточного взаимодействия, России приходится постоянно искать баланс в отношениях с соперничающими между собой странами региона. Иран и Израиль являются теми государствами, отношения которых вполне вписываются в рамки картины холодной войны. Несмотря на этот факт, России удается сохранять достаточно высокий уровень взаимоотношения с обоими государствами. Однако такое маневрирование имеет свои пределы. Цель статьи – исследовать основные детерминанты значимости Ирана и Израиля во российской внешней политике и ключевые ограничители на пути сотрудничества России с этими государствами на современном этапе. В статье используются идеи школы (нео) реализма и (нео)либерализма. Методологически исследование опирается на сравнительный метод и системный подход, который позволяет устанавливать корреляции между взаимодействующими внутри-внешнеполитическими элементами при осмыслении их влияние на внешнюю политику государства. К основным результатам исследования автор относит следующие. Первое, установлено, что место Ирана в современной внешней политике России определяют преимущественно конъюнктурные факторы, тогда как аналогичное положение Израиля определяется не только факторами ситуативного характера, но и более долгосрочными детерминантами, опирающимся на исторические, религиозно-этнические, политико-экономические основы. В случае с Израилем ситуативные геополитические и экономические детерминанты дополняются относительно долгосрочным – человеческим фактором, формирующимся ресурсами и возможностями русскоязычной еврейской диаспоры. Второе, показано, что, несмотря на высокий уровень взаимодействия России с Ираном и Израилем на современном этапе, существует целый ряд факторов, ограничивающих становление стратегического сотрудничества между ними. Ключевыми ограничителями в этом контексте в российско-иранских отношениях представлены проблемы нерешенности правового статуса Каспийского моря, внешнеполитическая стратегия России ?всех азимутов? на Ближнем Востоке, опасения Москвы по поводу растущего регионального влияния Ирана и его возможностей по диверсификации путей поставок энергоносителей из государств Центральной Азии в Европу и негативное влияние сближения с Ираном на отношения с Западными государствами. К ключевым факторам, сдерживающим стратегический характер российско-израильских отношений, отнесен не только союзнический характер отношения Израиля и США, но и позиция России по ближневосточному урегулированию, расширяющиеся взаимодействия Москвы с Палестинской Национальной Администрацией и отношения с Ираном и поддерживаемых им военизированных группировок в регионе, признанные Тель-Авивом террористическими. И, третье, на основе анализа совокупности факторов, сделан вывод о том, что отношения России с Ираном и Израилем не могут носить стратегического характера, поскольку некоторые детерминанты значимости этих государств в современной российской внешней политике одновременно представляются и ограничителями более тесного сотрудничества в рамках данного треугольника.

    IRAN AND ISRAEL IN THE FOREIGN POLICY OF RUSSIA: RESTRICTIONS ON THE WAY OF COOPERATION

    Hasan Jabbarinasir Candidate of Political Sciences, Researcher, IRI’s National Institute for Cultural and Social Studies

    Active involvement in Middle East affairs has become one of the key trends of the Russian foreign policy in the current decade. Given the highly competitive nature of engagement context of the Middle East, Russia has to constantly look for a balance in relations with the rivaling countries of the region. Iran and Israel are those states with relations fit well into the Cold War picture. Despite this fact, Russia manages to maintain a fairly high level of relations with both states. However, such maneuvering has its limits. The purpose of the article is to explore the main determinants of the importance of Iran and Israel in Russian foreign policy and key constraints of cooperation of Russia with those states at the present stage. The article uses the ideas of (neo) realism and (neo) liberalism. Methodologically, the study relies on a comparative method and the systems approach that makes it easier to establish correlations between external and internal foreign policy elements when reflecting on their impact on a state’s foreign policy. The main results of the study include the following. Firstly, it has been established that Iran’s place in contemporary Russian foreign policy is determined primarily by situational factors, while Israel’s similar position is determined also by longer-term determinants based on historical, religious, ethnic, political and economic foundations. In the case of Israel, situational geopolitical and economic determinants are complemented by a relatively long-term human factor ? resources and capabilities of the Russian-speaking Jewish diaspora. Secondly, it is shown that, despite the high level of Russia's cooperation with Iran and Israel at the present stage, there are a number of factors that limit the formation of strategic cooperation between them. The key constraints in this context in Russian Iranian relations are еру problem of unresolved legal status of the Caspian Sea, Russia's “all-azimuth” strategy in the Middle East, Moscow’s concerns about Iran’s growing regional influence and its ability to diversify energy supply routes from Central Asia to Europe and the last but not least is the negative impact of rapprochement with Iran on relations with Western states. The key factors hindering the strategic nature of Russian-Israeli relations include not only the allied nature of Israel’s relations with the United States, but also Russia’s position on a Middle East settlement, Moscow’s expanding engagement with the Palestinian National Administration and relations with Iranian backed – labeled terrorist by Tel-Aviv – military groups in the region. And thirdly, based on an analysis of a combination of factors, it is concluded that Russia’s relations with Iran and Israel cannot be strategic, since some determinants of the significance of these states in modern Russian foreign policy at the same time appear to be constraints towards a closer cooperation within this triangle.

  • Мачитидзе Георгий Григорьевич

    США-Талибан: сравнительный анализ этапов переговоров С. 65-74

    Мачитидзе Георгий Григорьевич к.и.н., аналитик Института международных исследований МГИМО МИД России; эксперт Группа по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями против ИГИЛ, ?Аль-Каиды? и Талибан СБ ООН (2014-2019)

    В статье представлен сравнительный анализ этапов переговорного процесса между США и движением Талибан. Сравниваются также разные позиции администраций Б. Обамы и Д. Трампа по отношению к афганскому мирному процессу. Актуальность данного исследования определяется необходимостью в дальнейшем адекватно оценить возможности участия России в урегулировании афганского конфликта с учетом активизации ее роли в афганских делах. Демонстрируя эволюцию подхода США к контактам с талибами, автор обращает внимание на нежелание движения Талибан идти на компромиссы. На первом этапе переговорного процесса талибы, в ожидании дорожной карты США вывода своих войск из Афганистана, сами были готовы обсуждать лишь вопросы обмена пленными и исключения имен талибов из санкционного перечня ООН. На втором этапе дискуссии завершились иллюзорными обещаниями талибов прекратить огонь, начать межафганский диалог и предоставить гарантии, что территория Афганистана не будет использована против США. Вместе с тем требование талибов относительно скорейшего вывода всех иностранных войск из Афганистана осталось неизменным. Несмотря на увещевания США, официальные афганские власти имели все основания считать себя исключенными из переговорного процесса. В конечном итоге американцы заявили о том, что готов проект соглашения. Однако президент США отказался продолжать переговоры с движением Талибан, так как данный документ свидетельствовал о том, что талибы пока не готовы отказаться от контактов с ?Аль-Каидой? и предоставить гарантии неиспользования иностранными боевиками афганской территории в террористических целях. Автор указывает на ошибки, допущенные администрацией Д. Трампа, при планировании и проведении переговоров с движением Талибан. Результаты исследования могут быть использованы профильным департаментом МИД России при практической реализации внешнеполитического курса России на афганском направлении

    U.S. – TALIBAN: COMPARATIVE ANALYSIS OF THE STAGES OF NEGOTIATIONS

    Machitidze Georgy G. Candidate of History, analyst, Institute for International Studies MGIMO University, expert (2014-2019) of the Analytical Support and Sanctions Monitoring Team concerning ISIL (Da’esh), Al-Qaida and Taliban pursuant to SC UN resolutions 1267/1989 and 1988

    The article presents a comparative analysis of the stages of the negotiation process between the United States and the Taliban. The different positions of the B. Obama and D. Trump administrations towards the Afghan peace process are also compared. The relevance of this study is determined by necessity to adequately assess the possibilities of Russia's participation in the settlement of the Afghan conflict, taking into account the increase of its role in Afghan affairs. Demonstrating the evolution of the US approach to contacts with the Taliban, the author draws attention to the unwillingness of the Taliban to seek compromises. At the first stage of the negotiation process, the Taliban, waiting for the US plan for the full withdrawal of its troops from Afghanistan, were ready to discuss only exchange of prisoners and the delisting of the Taliban from the UN sanctions list. At the second stage, discussions ended with illusory promises of the ceasefire, the intra-afghan dialogue and the provision of guarantees that terrorists would not use Afghanistan against the United States, but the Taliban’s demand for the speedy withdrawal of all foreign troops from Afghanistan remained unchanged. Despite exhortations of the United States, official Afghan authorities had every reason to consider themselves excluded from the negotiation process. Ultimately, Americans declared that the draft of the agreement was ready. However, the US president refused to continue negotiations with the Taliban, as the final version of the agreement indicated that the Taliban were not yet ready to abandon contacts with al-Qaeda and provide all the necessary guarantees regarding the non-use of Afghan territory by foreign terrorists. The author points out errors made by the Trump administration in planning and conducting negotiations with the Taliban. The results of the study can be used by the profile department of the Russian Ministry of Foreign Affairs in the practical implementation of the foreign policy course of the Russian Federation in the Afghan direction

  • Швыдко Виталий Григорьевич, Клюева Евгения Александровна

    Япония и США: сравнительный анализ новых подходов к двусторонним отношениям С. 75-87

    Швыдко Виталий Григорьевич Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук, к.э.н., руководитель группы экономики и политики Японии, Центр азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН; ведущий научный сотрудник, Научная лаборатория ?Механизмы взаимодействия со странами АТР?, Российский экономический университет имени г. В. Плеханова

    Клюева Евгения Александровна Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук, зав. отделом ИМЭМО РАН; старший научный сотрудник, Научная лаборатория ?Механизмы взаимодействия со странами АТР?, Российский экономический университет имени г. В. Плеханова

    Отношения между Японией и США, имеющие немаловажное значение как для двух этих стран, так и для международных отношений в Северо-Восточной Азии и на Индо-Тихоокеанском пространстве, в последние годы демонстрируют существенные изменения. Сохраняя в неизменном качестве тесный военно-политический союз с США и признавая безусловное лидерство последних при определении стратегического курса и приоритетных задач, Япония все активней продвигает собственную повестку региональной политики и видение национальных интересов. Главной задачей ее правительства, возглавляемого Синдзо Абэ, является своего рода политический ребрендинг Японии как более не отягощенной отрицательным историческим наследием ?нормальной? страны с обширным внешнеполитическим инструментарием и ясно выраженными региональными интересами. Эта задача определяет и новые акценты в практике двусторонних японо-американских отношений в сфере безопасности, при решении региональных политических проблем и в регулировании торгово-инвестиционных связей. При этом двусторонние отношения рассматриваются Японией в качестве комплексного явления, в котором одни его элементы могут использоваться в качестве инструмента или средства размена для поиска решений по другим. США, со своей стороны, сосредоточены на задаче сохранения своей прежней роли безусловного лидера, пытаясь нейтрализовать попытки Японии выйти за рамки прежней иерархии и перевести отношения в режим обмена уступками и оптимизации сложного сетевого баланса. Особенностью периода после смены президентской администрации США в 2017 г. стало обнуление прежнего инерционного консенсуса относительно желательности дальнейшей либерализации международной торговли и инвестиций на основе многосторонних соглашений и структур глобального и регионального масштаба. Как и другие страны, Япония столкнулась с настойчивым желанием администрации Д. Трампа уйти от них в пользу двусторонних договоренностей об управляемой и сбалансированной торговле. Её правительство было вынуждено уступить давлению США и начать переговоры о заключении двустороннего торгового соглашения, призванного уменьшить неравновесие товарных потоков политико-административными мерами, главным образом с японской стороны. Однако и в этой сфере японское правительство пытается противопоставить американскому подходу асимметричную тактику связанных ?разменов? и широкого использования многосторонних схем.

    JAPAN AND US: COMPARATIVE ANALYSIS OF NEW APPROACHES TO BILATERAL RELATIONS

    Shvydko Vitaly G. , The Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations of the Russian Academy of Sciences, Plekhanov Russian University of Economics, Moscow, Russia Candidate of Economics, Head of the Japanese Economy and Politics Research Group, Center for Asia-Pacific Studies, IMEMO RAN; Leading Researcher, Research Laboratory “Mechanisms of Interaction with Asia Pacific Countries”, Plekhanov Russian University of Economics

    Klyueva Evgenia A. , The Primakov National Research Institute of World Economy and International Relations of the Russian Academy of Sciences, Plekhanov Russian University of Economics, Moscow, Russia Head of the Department, Center for Asia-Pacific Studies, IMEMO RAN; Senior Researcher, Research Laboratory “Mechanisms of Interaction with Asia Pacific Countries”, Plekhanov Russian University of Economics

    Japan – U.S. relations, which are of great importance for the both countries as well as for international relations in North-East Asia and the Indo-Pacific, have experienced significant changes in recent years. While continuing to maintain close military-political alliance with the United States and recognize unconditionally its leadership regarding the choice of strategic course and priorities, Japan is increasingly promoting its own regional policy agenda and its vision of national interests. The main task of its government, headed by Shinzo Abe, is a kind of ?rebranding? Japan in political terms as a ?normal? country void of negative historical heritage with the ability to employ a full set of foreign policy tools and promote its interests on a regional scale. The said task brings about new accents in Japan’s relations with the USA in the sphere of security, in solving regional political problems and regulating mutual trade and investment. At the same time, bilateral relations are viewed by Japan as a complex set where some elements can be used as a tool or traded as parts of a package deal to secure a comprehensive solution. The United States, for its part, is focusing on maintaining its role as the undisputed leader, trying to neutralize Japan’s attempts to break the framework of the established hierarchical order and change the logic of bilateral relations to that of trading concessions and optimizing complex network balance. Since the change of presidential administration in the US in 2017 there has been a marked decay of long-established consensus on the desirability of further liberalization of international trade and investment through multilateral agreements and frameworks. Like other countries, Japan faced a persistent drive by Trump administration to withdraw from them in favor of bilateral agreements on managed and balanced trade. Japan’s government had to give in to the US pressure and begin negotiations on a bilateral trade agreement designed to reduce imbalance of trade flows between the two countries through policy steps to be taken mainly by the Japanese side.

  • Пономарева Елена Георгиевна, Младенович Мирослав

    Сербия: многовекторность как выход из тупика стратегической уязвимости С. 88-103

    Пономарева Елена Георгиевна Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, д.полит.н., профессор, кафедра сравнительной политологии,

    Младенович Мирослав Белградский университет, Факультет безопасности,

    Балканы продолжают оставаться зоной стратегической уязвимости. Усиление последней в настоящее время определено борьбой ведущих акторов мировой политики за пока еще относительно нейтральную в политическом и военном смыслах страну Евроюга – Сербию. Белграду, несмотря на серьезные потрясения рубежа ХХ–XXI вв. (разрушение Югославии, бомбардировки НАТО, ?развод? с Черногорией, создание ?Республики Косово?), удается до сих пор балансировать между двумя главными полюсами притяжения – ЕС-НАТО и Россией, что укладывается в концепцию многовекторности. При всей географической, исторической, культурной и экономической предопределенности европейской интеграции окончательный ее выбор Сербией отягощен двумя принципиально важными моментами – необходимостью признания ?Республики Косово? и включением в военно-политическую рамку НАТО. Причем первый вопрос несет существенные политические и цивилизационные риски как для Западных Балкан, так и для всего Евросоюза, не говоря уже о серьезном внутреннем расколе сербского общества в отношении возможности признания албанского новообразования. Естественным балансиром евроатлантическому давлению на Белград выступает Россия, имеющая уникальные имиджевые возможности и не претендующая в отличие от ЕС на роль ?империи по приглашению?. Ситуация осложняется тем, что существующий исторический дуализм многовекторности нарушается появлением на Балканах нового игрока – Китая. Пекин исключительно экономическими рычагами решает стратегические задачи проникновения на европейские рынки и параллельно плавно, но последовательно вытесняет Россию как главную для Сербии альтернативу Западу. На основе анализа тактики экономических действий китайских компаний в статье делается вывод о нарастании скрытой конкуренции между КНР и РФ за место главного неевропейца не только в Сербии, но и на Балканах в целом. В таких условиях сохранение политики многовекторности при всей имеющейся критике данной концепции может стать для Сербии возможностью выхода из тупика стратегической уязвимости – сохранить на ближайшую перспективу статус-кво политической и военно-стратегической нейтральности

    SERBIA: MULTIVECTORNESS AS A WAY OUT OF THE IMPASS OF STRATEGIC VULNERABILITY

    Ponomareva Elena G. , Dr. of Political Sciences, Professor, Department for Comparative Politics, MGIMO University

    Mladenovic Miroslav , Belgrade, Serbia Faculty of Security, The University of Belgrade

    The Balkans remain a zone of strategic vulnerability. The aggravation of the latter has been defined by the struggle of the leading actors of world politics for the southern European country which has been for the time being relatively neutral in political and military senses, i.e. Serbia. Despite serious upheavals of the turn of the twenty-first century (the destruction of Yugoslavia, NATO bombings, the “divorce” with Montenegro and the creation of the “Republic of Kosovo”) Belgrade has been managing to balance between two major poles of attraction – EU-NATO and Russia, which fits into the concept of multivectorness. Given all geographic, historical, cultural and economic predetermination of European integration its final choice by Serbia is burdened by two essentially important moments – the need to recognize the “Republic of Kosovo” and the inclusion in the military and political framework of the NATO. Moreover, the first issue brings substantial political and civilizational risks both for the Western Balkans and the whole of the European Union, let alone a serious internal split of the Serbian society in relation to the possibility of recognizing the Albanian new formation. A natural counterweight to the Euro-Atlanticist pressure on Belgrade is Russia which has unique image possibilities and unlike the EU does not pretend to play the role of an “empire by invitation”. The situation becomes more complicated by the fact that the existing historical dualism of multivectorness is being disrupted by the emergence in the Balkans of a new player – China. By solely economic levers Beijing has been solving strategic problems of penetration to European markets and simultaneously smoothly, but sequentially has been superseding Russia as Serbia’s main alternative of the West. Analyzing the tactics of the economic measures of Chinese companies the article concludes that there has been growing a concealed competition between the People's Republic of China and the Russian Federation for the place of the main non-European actor not only in Serbia, but in the Balkans as a whole. In such circumstances the preservation of the policy of multivectorness (despite all criticism of the concept) can serve Serbia as the way out of the impasse of strategic vulnerability, i.e. to preserve in the short-term the prospect of the status quo of political, military and strategic neutrality.

  • Малфэт Милка

    Миграционные проблемы России и ЕС в 2019 году: сравнительный анализ С. 104-110

    Малфэт Милка Магистр юриспруденции, адвокат DLA Piper, аспирант МГИМО МИД России

    ЕС и Россия сталкиваются с проблемами, возможностями и угрозами, которые связаны с одним из самых важных глобальных явлений на рубеже тысячелетий: миграцией. Есть некоторые общие сложности и различия по вопросу миграции. В статье подробно рассматриваются отличающиеся подходы, различия в типах переселенцев, а также сравнивается опыт ЕС с историческими и культурными традициями России, с целью лучшего понимания актуальных миграционных проблем. Автор также выявляет общие угрозы национальной безопасности как возможный способ установления более эффективного партнерства между ЕС и Россией. Исследование опирается на сравнительный, статистический и логический методы. Автор осознает и методологические трудности в сравнении ЕС и России – интеграционного образования и многонационального государства. Основной вывод статьи состоит в том, что существует три принципиальных различия: разные проблемы и потребности в миграции (1), разные типы мигрантов (2) и разные истории и модели миграции, встроенные в разные политические структуры (3). Тем не менее, существуют некоторые общие проблемы, такие как проблема безопасности, которая требует расширенного сотрудничества.

    RUSSIA’S AND EU’S MIGRATION CHALLENGES IN 2019: COMPARATIVE ANALYSIS

    Malfait Milka Brussels, Belgium M.A. in Law, Attorney-at-law, DLA Piper, Brussels; Postgraduate student, MGIMO University

    The EU and Russia – as exponents of the developed world – both encounter challenges, opportunities and threats which come with one of the most important global phenomena at the turn of the millennium: migration. There are some common challenges as well as some differences regarding the migration issue. This paper elaborates on the different approaches and needs, differences in types of migrants, and contrasts the experience of the EU with Russia’s historical and cultural background in order to achieve a better understanding of today’s migration dilemma. The author concludes by highlighting the common threats to national security as a possible way of establishing a better partnership. The comparative method was used as well as the statistical and logical method of research. As a conditional limitation of the comparison between the EU and Russia it must be noted that it is not completely appropriate to compare a single country with an integrative union of several countries. Moreover, migration, globally is multidimensional. The main conclusion of the article is that there are three major differences: different migration challenges and needs (1), different types of migrants (2), and different migration histories and patterns embedded in different political constellations (3). Yet, they have some challenges in common, such as the security challenge, which asks for a worldwide cooperative approach

ТЕРИАЛЫ ДЛЯ ДИСКУССИИ

  • Савченко Анатолий Евгеньевич \, Зуенко Иван Юрьевич

    Движущие силы Российского поворота на Восток С. 111-125

    Савченко Анатолий Евгеньевич Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук, Заместитель директора,

    Зуенко Иван Юрьевич Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук, научный сотрудник отдела китайских исследований,

    Статья посвящена анализу предпосылок появления феномена российского ?поворота на Восток?. Несмотря на определённый скептицизм по отношению к этому понятию среди наблюдателей, как за рубежом, так и в самой России, авторы показывают, что пеореориентация России на тесное взаимодействие с государствами Азиатско-тихоокеанского региона и развитие восточных регионов страны действительно происходит. При этом отмечается, что ?поворот на Восток? должным образом не концептуализирован и зачастую анализируется сквозь призму отдельно взятых сюжетов (например, воспринимается исключительно как ответ на западные санкции в посткрымский период). Авторы предлагают рассмотреть ?поворот на Восток? в более широком историческом контексте, как следствие синергии трёх процессов: 1) участия России в глобальном соперничестве за реконфигурацию мирового порядка; 2) реализации Москвой проекта по реинтеграции постсоветского пространства и конкуренции с альтернативными направлениями постсоветской интеграции; 3) диверсификации политико-экономических связей. В результате анализа корпуса программных документов, относящихся к сфере внешней политики Москвы, делается вывод, что ?поворот на Восток?, который можно рассматривать как сознательный акт девестернизации, происходит на основе, созданной в 1990-2000-е годы. Непосредственными предпосылками (авторы называют их ?движущими силами?) к ?повороту на Восток?, который целесообразно отсчитывать от начала 2010-х годов, стали: сближение с Китаем, формирование инфраструктуры сотрудничества со странами АТР и постсоветской Центральной Азией, стремление России диверсифицировать рынок поставок энергоресурсов, выйдя из монопсонической зависимости от европейского покупателя.

    THE DRIVING FORCES OF RUSSIA’S PIVOT TO EAST

    Savchenko Anatolii E. , Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far-East, Far-Eastern Branch of the RAS, Vladivostok, Russia Deputy Director, IHAE FEBRAS

    Zuenko Ivan Yu. , Institute of History, Archaeology and Ethnography of the Peoples of the Far-East, Far-Eastern Branch of the RAS, Vladivostok, Russia Researcher of Department for Chinese Studies, IHAE FEBRAS

    There is no conceptual analysis of the Russia’s pivot to East while a lot of discussion about nature and consequences of this geopolitical maneuver among both Russian and foreign analysts. The article based on the analysis of Russian official program documents explores the key aspects of the Russia`s reorientation to Asia policy. Authors view the policy in the context of three global processes: 1) participation of Russia in global competition towards reconfiguration of global order; 2) Russian strategy for reintegration of post-Soviet space and its interaction with alternatives projects for post-Soviet integration; 3) diversification of political and economic ties of Russia with its West/East partners. According to the authors’ conclusions, the ‘pivot to East’ process is unfolding in several dimensions simultaneously. Current geopolitical reconfiguration is the result of long-term processes which closely related with main geopolitical and internal priorities of Moscow, and this gives the reasons for vision of the pivot to East as sustainable rising tendency, which will independent from current and short-run processes in the international affairs. The factors, which directly led Russia to this policy, were rapprochement with China, building of cooperation and integration infrastructure with Asia-Pacific and post-Soviet Central Asia countries, diversification of energy resources trade with the purposes of avoid dependency from monopsonic European market.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛОКАЛЬНОГО ОПЫТА

  • Борош Анита

    Механизмы контроля национальных систем государственного управления в ЕС С. 126-142

    Борош Анита Национальный университет государственной службы, доцент, заместитель директора института,

    В настоящем исследовании предпринимается попытка определить, каким образом развивается система государственного управления в Европейском союзе и какие средства стали необходимы для реализации политических целей самого Евросоюза. В первой части исследования показаны особенности взаимодействия Европейского союза с администрациями государств-членов, которые составляют систему общих организационных принципов, обеспечивающую функционирование Евросоюза. В двухуровневой административной системе Европейская комиссия должна обеспечивать надлежащее применение и исполнение положений основополагающих договоров и других правовых актов Евросоюза. Однако фактическими исполнителями законодательства ЕС в основном являются государства-члены, поэтому именно они должны играть ключевую роль в обеспечении эффективного соблюдения законодательства ЕС на местном, национальном уровне. Для управления этим огромным аппаратом, Союзу необходимы различные инструменты и механизмы. В первой части нашего исследования рассматриваются данные инструменты и анализируются механизм ответственности государств-членов за нарушение обязательств права ЕС, процесс подачи жалоб и ходатайства, инициированные гражданами и предприятиями ЕС, и так называемые другие средства решения проблем, как система СОЛВИТ (SOLVIT) или Европейская сеть потребительских центров. Во второй части статьи исследуется административный процесс ЕС, т.е. комплексная система государственного управления Союза, которая основана на гетерогенных процедурных правилах в отсутствие единого процессуального закона. Учитывая сложность структуры государственного управления ЕС и разнообразную нормативную среду, неудивительно, что в последние годы в этой области возникла потребность в изменениях и стандартизации. В третьей части статьи обобщаются результаты исследования и вносятся предложения по совершенствованию механизмов государственного управления в ЕС.

    PUBLIC ADMINISTRATION OF MEMBER STATES UNDER THE CONTROL OF THE EUROPEAN UNION

    Boros Anita National University of Public Service, Budapest, Hungary Associate Professor, Deputy Head of Institute

    This paper seeks to find out how the European Union operates from an administrative point of view and what set of tools has become necessary to implement the policy objectives of the European Union. The first part of the paper presents the specific features of the European Union in relation to the Member State administrative systems, and what the common organizing principles are that ensure the functioning. In the two-tier administrative system, the Commission should provide for the proper application and implementation of the Treaties and other measures. However, the actual implementers thereof are mostly the Member States, therefore, the administrative bodies are of special importance in actually enforcing EU law at local and member state level. The EU needs different tools in order to operate this huge mechanism. The first part of our study intends to present this set of tools, in this context, the infringement procedure, the complaint procedures and petition cases that can be initiated by EU citizens and businesses, and the so-called other problem-solving tools such as SOLVIT or the European Consumer Centres Network will also be analysed. The second part of the study deals with the way of EU implementation, i.e. the EU administrative procedure: the complex EU administrative system currently operates under heterogeneous procedural rules and there is no uniform procedural law. Given the a priori complex EU administrative structure and the diverse regulatory environment, it is not surprising that the demand for changes and unification has emerged in this area in recent years. The second part of the study presents the objectives and challenges of this task. The third part of the study summarizes the area covered within the framework of the compilation and makes proposals on the relevant issues of the Member States’ administrative systems affecting the European Union.

  • Сливчикова Юлия Владимировна, Крюкова Елена Владимировна

    Новые модели социального и экономического развития Испании С. 143-150

    Сливчикова Юлия Владимировна Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, к.филол.н., старший преподаватель, кафедра испанского языка,

    Крюкова Елена Владимировна Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, к.полит.н., доцент, кафедра испанского языка,

    Статья посвящена рассмотрению феномена стремительного распада биполярной политической системы Испании и анализу новых альтернативных моделей развития страны, предложенных партиями, возникшими на волне недовольства широких масс населения работой существующего правительства. Авторы ставят своей целью сравнить ключевые пункты программ двух молодых партий, появившихся относительно недавно на политической арене Испании, что, в свою очередь, позволяет в купе с анализом предпосылок возникновения этих партий объяснить причины роста их популярности. Сравнение истории развития партий ?Подемос? и ?Сьюдаданос? помогает понять вектор формирования новой политической мысли, отличный от вектора традиционных системных партий Испании. Партия ?Подемос? ? классический пример популистской партии, предлагающей избирателям, недовольным сложившейся социальной и экономической ситуацией в стране, простые решения сложных проблем. Она стремительно набирает популярность, но, получив место в парламенте, теряет её в силу невозможности реализовать свои обещания. Партия ?Сьюдаданос? возникает как ответ на возрастающие националистские настроения в Каталонии, но быстро осознаёт необходимость выхода на национальный уровень и формирует программу, выходящую за рамки интересов отдельной автономной области и предлагающую решение общенациональных вопросов. Анализ генезиса и развития новых партий позволяет дать оценку общему состоянию политической системы Испании, которая в данный момент претерпевает важнейшие в новейшей истории изменения, от которых очевидно будет зависеть будущее страны. Сам факт возникновения партий, способных в столь короткое время занять лидирующие позиции в правительстве, свидетельствует о необходимости срочной смены курса правящими партиями.

    NEW MODELS OF SOCIAL AND ECONOMIC EVOLUTION IN SPAIN

    Slivchikova Yuliya V. , MGIMO University, Moscow, Russia Candidate of Philology, Senior Lecturer, Department of the Spanish Language,

    Kryukova Elena V. , MGIMO University, Moscow, Russia Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Department of the Spanish Language,

    The economic crisis in Spain that began in 2008 led to the deep social discontent that later turned into the movement of ?Indignant?, citizens tiered of economic restrictions, unemployment, corruption scandals. That movement brought new political parties to the traditional bipolar Spanish political system, destroying it and showing to the establishment that the country needs urgent measures to be taken. The non-confidence motion showed the inability of the mainstream parties to solve the existing problems that collapse the country. That helped a lot to the appearance of a new populist party called Podemos that offered immediately simple solutions to the national economic challenges. Unfortunately and logically becoming the third party in Spain didn’t help to Podemos to solve all the current problems and it was obliged to give way to another young party – Ciudadanos. The party that originally was created to defend the rights of Spanish people in Catalonia soon realized the need to reach the national scale to be heard and for this purpose created a program of social and economic reforms for the whole country. The study sets out to analyze the reasons of the success of new Spanish parties as well as to compare their programs and watch the new vector of political evolution in Spain.

  • Матвеева Наталья Юрьевна, Ольшанская Екатерина Владимировна

    Социально-политические смыслы сторон Испано-Каталонского конфликта сквозь призму твиттер-коммуникаций С. 151-169

    Матвеева Наталья Юрьевна Российского университета транспорта (РУТ (МИИТ)), Гуманитарный институт, к.соц.н., доцент, кафедра ?Психология, социология, государственное и муниципальное управление?,

    Ольшанская Екатерина Владимировна Российского университета транспорта (РУТ (МИИТ)), Гуманитарный институт, ассистент, кафедра ?Психология, социология, государственное и муниципальное управление?,

    Представлен сравнительный анализ смыслов сетевой коммуникативной активности сторон испано-каталонского противостояния в дискуссиях по поводу твитов политиков ЕС. Актуальность исследования обусловлена как возросшим влиянием социальных медиа на политическую жизнь, так и потребностью осмысления политических конфликтов не только как конфликтов интересов, но и как конфликтов социальных смыслов и идей. Рассматриваются смыслы, вкладываемые в коммуникацию, осуществляемую при помощи социальной сети Твиттер, двух социальных общностей – сторонников независимости Каталонии и сторонников единства Испании. Анализ основывается на эмпирическом исследовании твиттер-сообщений методом количественного и качественного контент-анализа. Выявлены основные социально-политические установки сторон конфликта, выраженные в ответных репликах на твиты представителей руководства ЕС в период с мая 2017 по июнь 2019 гг. Установлено, что сторонники независимости Каталонии выступают в качестве более активной и сплоченной социальной общности, по сравнению со сторонниками единства Испании. Они имеют четкие представления о политической ситуации в стране и регионе и выраженные идеологические установки. Это позволяет сделать вывод о наличии сформированного в общественном мнении нарратива независимой Каталонии. Однако смыслы, касающиеся проблем социальных отношений в стране и регионе, возникающих в свете требований независимости, остаются в тени коммуникации. Пассивный характер участия сторонников единства Испании в сетевой коммуникации на данном направлении, как и содержание их реплик, свидетельствует об отсутствии у них сформированной социальной базы. Это может быть обусловлено идеологическим отставанием, при котором они руководствуются устаревшими идеологическими стереотипами, не способными объединить людей в реальную социальную общность с определенным политическим мировоззрением. Согласно выводам исследования, представления обеих сторон конфликта о социальных взаимоотношениях в стране являются их слабым звеном, не позволяющим выйти на новый уровень политического компромисса или консенсуса.

    SOCIO-POLITICAL MEANINGS OF THE PARTIESTO THE SPAIN-CATALAN CONFLICT THROUGH THE PRISMOF TWITTER COMMUNICATIONS

    Matveeva Natalya Yu. , Russian University of Transport (RUT (MIIT)), Moscow, Russia, Candidate of Sociology, Associate Professor, Department “Psychology, Sociology, State and Municipal Administration”, Humanitarian Institute

    Olshanskaya Ekaterina V. , Russian University of Transport (RUT (MIIT)), Moscow, Russia Assistant, Department “Psychology, Sociology, State and Municipal Administration”, Humanitarian Institute

    The purpose of this study is to analyze the social meanings of the network communicative activity of the parties of the Spanish-Catalan conflict in a specific direction – in discussions about tweets of leading EU politicians. The relevance of the presented study is determined, on the one hand, by the increased influence of social media on political life, and, on the other hand, by the need to understand political conflicts not only as conflicts of interest, but also as conflicts of social meanings and ideas. The article discusses and interprets the meanings of two social communities ???? supporters of the independence of Catalonia and supporters of the unity of Spain, implied in the communication carried out using the social network Twitter. The analysis is based on an empirical study of twitter messages by the method of quantitative and qualitative content analysis. The main socio-political attitudes of the parties to the conflict, expressed in remarks on tweets of representatives of the EU leadership, are examined. The time interval of the study covers two years - from May 2017 to June 2019. Based on an analysis of the level of communication activity of network users, it was revealed that the supporters of the independence of Catalonia act as a more active and cohesive social community, compared with the supporters of the unity of Spain. They have clear ideas about the political situation in the country and the region, as well as expressed ideological principles. This allows us to conclude that there is a narrative of independent Catalonia formed in public opinion. However, the meanings concerning the problems of social relations in the country and the region, arising in the light of the requirements of independence, remain in the shadow of communication. The passive nature of the participation of supporters of the unity of Spain in network communication in this area, as well as the content of their remarks, indicates the absence of a formed social base of supporters of unity, both among the inhabitants of Catalonia and among the rest of the Spanish citizens. This may be due to ideological lag, in which supporters of the country's unity are guided by outdated ideological stereotypes that are not able to unite them into a real social community with a certain political worldview. According to the findings of the study, it is precisely the ideas of the parties to the conflict about social relations in the country that are their weak link that does not allow reaching a new level of political compromise or consensus.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЗАМЕТКИ

  • Автономов Алексей Станиславович, Гриб Владислав Валерьевич

    Благотворительность и налогообложение: основные тенденции начала XXI века в сравнительной перспективе С. 170-181

    Автономов Алексей Станиславович Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, д.ю.н., профессор, проректор по научной работе и международным отношениям,

    Гриб Владислав Валерьевич Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой правовых основ управления,

    Налогообложение в современном обществе стало играть роль одного из важных и эффективных инструментов государства в проведении его социально-экономической политики. Налоговые сборы с цен и доходов направлены не только на покрытие расходов государственного аппарата, но и на обеспечение определенной коррекции и определенной направленности рыночных механизмов. Таким образом, ?интервенционистская? цель добавляется к ?финансовой? цели; налог становится важным инструментом экономической политики государства, а также его социальной политики (воздействие на доход путем налогообложения)?. Выводы, сделанные М. Дювергером, сегодня не теряют своей актуальности. Нет необходимости доказывать или объяснять, что благотворительная деятельность помогает государству решать социальные проблемы. Посредством налогообложения государства предлагают стимулы для поддержки тенденций, соответствующих их предпочтениям в социальной политике, и устанавливают ограничения, чтобы препятствовать тенденциям, которые считаются нежелательными. Таким образом, целью налогообложения является поддержание коллективными усилиями государства. В настоящей статье исследуется связь налогообложения и благотворительной деятельности

    CHARITIES AND TAXATION: MAIN TRENDS IN COMPARATIVE PERSPECTIVE AT THE BEGINNING OF THE 21ST CENTURY

    Avtonomov Alexei S. A.S. Griboedov Institute of International Law and Economics, Moscow, Russia Dr. of Law, Professor, Vice-Rector for International Relations

    Grib Vladislav V. MGIMO University, Moscow, Russia Dr. of Law, Professor, Head of the Department of Legal Fundamentals of Management

    Taxation in the modern society has become to play role of one of important and efficient instruments of the State in carrying out its social and economic policy. Eminent French scholar Maurice Duverger wrote shortly after the middle of the 20th century in his famous book “Public Finances” that the tax “ceases to be the grain of sand that interferes with the gears in order to become one of the regulators and engines of the machine. The tax levies on prices and incomes do not only aim to cover the expenses of the State apparatus, but to ensure a certain correction and a certain orientation of the mechanisms of the market. The “interventionist” goal is thus added to the “financial” goal; the tax becomes an essential instrument of the economic policy of the State, and also of its social policy (action on the income by the taxation). The conclusions made by M. Duverger do not lose their relevance today. There is neither need nor necessity to prove or explain that charitable activity helps the State, where it unfolds, to resolve social problems. By means of taxation States offer incentives to support tendencies consistent with their preferences in social policy and put constraints in order to impede tendencies, which are considered to be undesirable. Of course, with change of a Government preferences and undesirability may shift, however Governments act on behalf of their States. So, a taxation goal to maintain by collective efforts a State, which seemed to be unique in the times of Adam Smith, who wrote that “the necessary expence of any great and civilized state… must, the greater part of it, be defrayed by taxes of one kind or another” (with his four maxims [principles] “with regard to taxes in general” – equity understanding as proportionality [“the subjects of every state ought to contribute towards the support of the government, as nearly as possible, in proportion to their respective abilities”]; certainty as opposing to arbitrary actions [“the time of payment, the manner of payment, the quantity to be paid ought all to be clear and plain to the contributor, and to every other person”]; convenience for the contributor [“the tax is levied at the time when it is most likely to be convenient for the contributor to pay; or, when he is most likely to have wherewithal to pay”]; economical approach [“every tax ought to be contrived as both to take out and to keep out of the pockets of the people as little as possible, over and above what it brings into the public treasury of the state”]), is added by a taxation goal to regulate economic and social State policies. Therefore, it is taken into consideration in the present article that any contemporary State uses taxation as a regulatory tool in the sphere of charitable activity

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ