Address: 26/55, Bldg. 7, Kosmodamianskaya Emb., Moscow, 115035
(495) 953-91-08, 617-18-88.

Comparative Policy №4 – 2019

  • Методология и практика исследований незападного Мира: диалог А.Д. Воскресенского и Фрэда Эйдлина. Вступительная статья к специальному номеру

    Вступительная статья к специальному номеру журнала ?Сравнительная политика? ? ?Незападные трансформации?. Памяти профессора и автора журнала ?Сравнительная политика? Фреда Эйдлина. Текст представляет собой фрагменты избранной переписки ? обмена мнениями профессоров А.Д. Воскресенского и Фреда Эйдлина в связи с подготовкой методологических статей Ф. Эйдлина в журнале ?Сравнительная политика?, а также подготовкой и рецензированием в международных издательствах книг по процессам развития незападного мира.

    Methodology and Praxis in Researching the Non-Western World: Dialogue between Alexei D. Voskressenski and Fred Eidlin as an Introduction to the Special Issue of “Comparative Politics Russia” С. 5-11

    Introduction to the Special Issue of “Comparative Politics Russia” ? “Non-Western Transformations”. In Honor of the “Comparative Politics Russia” author Fred Eidlin. The text is compiled by fragments of a selected correspondence ? the exchange of views between professors Alexei D. Voskressesnki and Fred Eidlin while preparing methodological articles of F. Eidlin for publication in the journal “Comparative Politics Russia” and other books on Non-Western processes.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИЙ И ИНСТИТУТОВ

  • Макаренко Вадим Владимирович

    Об объектно-предметном поле регионоведения и его месте в ряду социальных наук С. 12-33

    Макаренко Вадим Владимирович Московский государственный лингвистический университет, к.э.н., заведующий кафедрой теории регионоведения,

    Статья посвящена одной из наиболее актуальных проблем регионоведения – определению объектно-предметного поля новой научной дисциплины. В данной статье рассматриваются объект и предмет исследования в комплексном регионоведении, взаимоотношения между регионоведением и регионалистикой. Интерес к этой проблеме обусловлен становлением регионоведения и регионалистики как нового направления науки. Автор предлагает рассматривать регион как понятие, отражающее важнейшие свойства всех типов изучаемых явлений ? областей, краев, стран, объединений стран и мира в целом ? как геосоциальных систем. Несмотря на самостоятельность стран как акторов на глобальной сцене, все они являются составными частями мир-системы, будучи тесно связанными с ней, как и внутри себя, бесчисленными трансакциями, в совокупности составляющими суть явления, обозначаемого понятием регион, которое представляет собой территориально обусловленную (под)систему разделения труда. Все локальные подсистемы иерархически замыкаются на мир-систему, частями которой они являются. Мир-система – это предельный размер объекта в регионоведении, в зависимости от которого находится вся проблематика регионоведения.

    ON THE OBJECT-SUBJECT FIELD OF REGIONAL STUDIES AND ITS PLACE AMONG OTHER SCIENCES

    Makarenko Vadim V. Maurice Thorez Moscow State Pedagogical Institute of Foreign Languages, Moscow, Russia Candidate of Economics, Head of the Department of Regional Studies, MSLU

    The article is devoted to one of the most urgent problems of regional studies – the definition of the object-subject field of a new discipline. This article discusses the object and subject of research in regional studies, the relationship between regional studies and regional studies. Interest in this problem is due to the formation of theoretical regional studies and regional studies proper as a new direction of science. The author proposes to consider the region as a concept that reflects the most important properties of all types of phenomena – regions, territories, countries, associations of countries and the world as a whole - as geosocial systems. Despite the independence of countries as actors on the global stage, they are all integral parts of the world-system, being closely associated with it, as well as within themselves, by countless transactions that are collectively constituting the essence of the region, which in reality is а territorially determined (sub)system of division of labor. All local subsystems are hierarchically integrated into the world-the system of which they are genuine parts. The world-system is of maximum size of the object in regional studies, depending on which are subordinated all the problems of regional studies.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ГЕОПОЛИТИКА

  • Шлыков Павел Вячеславович

    Дискуссии о справедливом миропорядке в Турции: сравнительный анализ концепций и попыток их реализации в 2000-е годы С. 34-51

    Шлыков Павел Вячеславович Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки, к.и.н., доцент, кафедра истории стран Ближнего и Среднего Востока,

    Перипетии международных трансформаций, которые Ближний Восток пережил в ХХ и начале XXI века, фактически превратили его в регион без регионального порядка. Характерная для Ближнего Востока на протяжении всей его новейшей истории полицентричность в начале этого века имела своей главной производной многообразие различных видений регионального порядка, которых придерживались региональные державы и глобальные игроки, глубоко вовлеченные в ближневосточные дела. Парадокс такой ситуации заключался в том, что ни у одной из держав не хватало военно-политического и культурно-идеологического потенциала, чтобы реализовать свой проект регионального порядка или навязать его другим. В данном контексте в указанный период внешнеполитическая стратегия Турции претерпела существенные изменения. На рубеже веков она все еще оставалась державой status quo, ориентированной на Запад и придерживавшейся позиции невмешательства в дела региона. Однако возрастающая включенность Турции в глобальные и региональные процессы в 2000-е гг. сделала внешнеполитический курс Анкары гораздо более подверженным влиянию мировой и региональной конъюнктуры, а приход к власти Партии справедливости и развития внес во внутриполитический и внешнеполитический дискурс сильный исламский элемент. В результате лейтмотивом первого десятилетия этого века в турецком дискурсе о региональном порядке стали идеи конвергенции либеральных и исламских ценностей. Однако с началом ?Арабской весны? и новой волны дестабилизации Ближнего Востока возможности Турции в построении такого порядка и продуцировании его ценностных ориентаций стали стремительно сокращаться. Результатом реакции на региональную турбулентность стала ?перезагрузка? внешней политики Турции в духе нового турецкого концепта ?морального реализма?, призванного показать причудливое сочетание милитаризма и гуманизма.

    DISCUSSIONS ON THE JUST WORLD ORDER IN TURKEY: COMPARATIVE ANALYSIS OF CONCEPTS AND FOREIGN POLICY PRACTICES OF THEIR IMPLEMENTATION IN THE 2000’s

    Shlykov Pavel V. Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia Candidate of History, Associate Professor, Middle East History Department, Institute of Asian and African Studies, Lomonosov Moscow State University

    The international transformations, which the Middle East faced in the 20th and early 21st centuries, virtually made it a region without any regional order. Polycentric structural organization, an intrinsic feature of the Middle East, has resulted in multiple visions of regional order generated by regional powers and global actors actively involved in the regional affairs. Paradoxically, however, none of these powers had enough military, political, cultural or ideological potential to implement its vision and impose it on others. Against this background Turkey’s foreign policy strategy had significantly changed at the turn of the centuries. In the later 1990s Turkey was still a status quo power, dependent on its relations with the West and adherent to the principles of non-interference in the regional affairs. However, its rising involvement in global and regional affairs in the first decade of this century made Ankara’s foreign policy much more liable to international and regional developments. In addition, the advent to power of the Justice and Development Party added a strong Islamic element to its domestic and foreign policy discourse. As a result during the first decade of this century Turkey undertook an effort to propose its own version of regional order based on the convergence of liberal and Islamic values. The Arab Spring and a new wave of regional destabilization however seriously limited Turkey’s ability to do it. Reacting to the regional turbulence Turkey has reset its foreign policy appealing to the concept of “moral realism”, an intricate combination of humanitarianism and militarism being its core part.

  • Колдунова Екатерина Валерьевна

    Региональные трансформации Юго-Восточной Азии и проблема справедливого регионального (и мирового) порядка С. 52-64

    Колдунова Екатерина Валерьевна Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России к.полит.н., доцент, доцент кафедры востоковедения, ведущий эксперт Центра АСЕАН,

    В представленной статье путем диахронного сравнительного анализа специфики формирования регионального порядка в Юго-Восточной Азии в доколониальный, колониальный и постколониальный периоды демонстрируется, что несмотря на свое изначально подчиненное положение в международной системе страны региона смогли не только адаптироваться к чуждому для них концепту наций-государств, но и выработать региональные инструменты расширения своей международной субъектности. По мере такой адаптации местные (доколониальные) представления о региональном порядке все в большей степени утрачивали свою практическую составляющую и переходили в плоскость оснований для развития общественно-политической и философской мысли. Доказывается, что опыт коллективного действия стран Юго-Восточной Азии, объединившихся во второй половине ХХ в. В формате АСЕАН, необходимость примериться и уживаться со многими внутри-региональными и международными ограничениями привел к достаточно взвешенному взгляду стран региона на желаемый справедливый региональный порядок. Его квинтэссенцией стали инклюзивность, принятие сложившейся системы наций-государств, развитие международных отношений в рамках общих правил и норм, представления о желательности снижения интервенционизма Запада при сохранении его сильных позиций в мировой системе, принятие Китая как ведущей экономической, но не политической силы. Такой подход к организации регионального порядка, закрепленный, в частности, в концептуальном документе, о подходе АСЕАН к формированию Индо-Тихоокеанского региона, представляется вполне оправданным, однако его дальнейшая практическая реализация может столкнуться с серьезными структурными ограничениями.

    REGIONAL TRANSFORMATIONS IN SOUTHEAST ASIA AND THE PROBLEM OF JUST REGIONAL (AND WORLD) ORDER

    Koldunova Ekaterina V. MGIMO University, Moscow, Russia Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Department of Asian and African Studies; Senior Expert, ASEAN Centre, MGIMO-University

    The diachronic comparative analysis of the regional orders in Southeast Asia in pre-colonial, colonial and post-colonial periods presented in the article allows to demonstrate that despite their subordinate position in the international system Southeast Asian states not only managed to adopt themselves to the nation-state concept but also to develop their own regional instruments of raising their international profile. Alongside with this adaptation the indigenous (pre-colonial) perceptions of the regional order were becoming less relevant in terms of international relations and became the domain of socio-political and philosophical thought. The paper argues that the experience of collective action of Southeast Asian states united in ASEAN and the necessity to accommodate a variety of intraregional and wider international limitations resulted in a quite objective and rational view of a desired just regional order. Its core assumptions imply inclusiveness, acceptance of the nation-state-based international system, adherence to the shared norms and principles. They also indicate regional desire to see a lower Western interventionism but not the Western decline in the international system. As for China, Southeast Asian state perceive it as desirable strong economic, but not political force. ASEAN Outlook on the Indo-Pacific reflect this approach. However justified it seems, there are still open questions concerning the instruments of its implementation.

  • Колотов Владимир Николаевич

    Идеология Хо Ши Мина в теории и практике национально-освободительного движения Вьетнама С. 65-76

    Колотов Владимир Николаевич Санкт-Петербургский государственный университет, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока

    Статья посвящена описанию основных параметров, периодизации и роли теоретического наследия Хо Ши Мина, показаны его основные составные части. Особое внимание уделено влиянию традиционной китайской военно-стратегической мысли, прежде всего концепций Сунь-цзы, на формирование стратегии вьетнамского национально-освободительного движения накануне Первой Индокитайской войны (1946-1954). Включение древних трактатов в курс политической учебы руководящих партийных и военных работников привело к распространению умения мыслить стратагемными категориями. Эти стратегические подходы позднее активно использовались представителями ДРВ в борьбе против США в ходе Второй Индокитайской войны (1965-1975), а также в наши дни для анализа подходов политических деятелей ведущих стран мира в отношении актуальных проблем региональной безопасности

    THE IDEA OF HO CHI MINH IN THE THEORY AND PRACTICE OF THE NATIONAL-LIBERATION MOVEMENT OF VIETNAM

    Kolotov Vladimir N. Saint Petersburg State University, St. Petersburg, Russia Head of the Department of History of the Far East, Saint Petersburg State University

    The article is devoted to the description of the main parameters, periodization and the role of Ho Chi Minh ideology, as well as its main components. Particular attention is paid to the influence of traditional Chinese military-strategic thought, first of all the concepts of Sun Tzu, on the formation of the strategy of the Vietnamese national liberation movement on the eve of the First Indochina War (1946-1954). The inclusion of ancient treatises in the political studies of leading party and military staffs led to the spread of the ability to think stratagemically. These strategic approaches were later actively used by DRV leaders in the conflict against the United States during the Second Indochina War (1965- 1975), as well as today to analyze the approaches of political leaders of the great powers to solve regional security problems.

  • Бореев Арсений Павлович

    Сравнительный анализ политических режимов КНР и Китайской Республики на острове Тайвань С. 77-96

    Бореев Арсений Павлович Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России студент магистратуры ?GR и международный лоббизм?

    Статья посвящена сравнительному анализу политических режимов в КНР и Китайской Республике на острове Тайвань, в частности особенностям режимных изменений на острове и материке в рамках третьей волны демократизации. В ходе исследования был дан ответ на вопрос, почему КНР после событий на площади Тяньаньмэнь не перешла к демократии. В результате были выявлены некоторые особенности процесса политической трансформации незападного типа по обе стороны Тайваньского пролива, а также установлено, что конфуцианская политическая культура не ведет ни к демократии, ни к авторитаризму, определяя только институциональный дизайн двух политических режимов

    COMPARATIVE ANALYSIS OF POLITICAL REGIMES IN PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA (PRC) AND REPUBLIC OF CHINA (ROC)

    Boreev Arseny P. MGIMO University, Moscow, Russia MA student “GR and International Lobbying”, MGIMO- University

    The article focuses on the comparative analysis of political regimes and regime change within the “third wave” of democratization in the People’s Republic of China (PRC) and the Republic of China (ROC, Taiwan). The study sheds some light on the failure of democratic transition in China’s after the Tiananmen Square protests. In the course of the study, the key features of non-Western political transformation across the Taiwan Strait were identified. As a result, it was found that Confucian political culture leads to neither democracy, nor authoritarian rule, it merely determines institutional design of the political regimes..

  • Ефремова Ксения Александровна

    АСЕАН как «нормативная сила»: предметное поле дискуссии С. 97-107

    Ефремова Ксения Александровна Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России к.полит.н., доцент, кафедра востоковедения; научный сотрудник, Центр комплексного китаеведения и региональных проектов,

    Понятие ?нормативной силы?, авторство которого принадлежит Иану Мэннерсу, принято применять по отношению к Европейскому Союзу (ЕС). Оно описывает способность международного актора внедрять свои нормы и ценности в глобальный политический дискурс, распространять их среди других стран, формируя таким образом общепринятое понимание того, что является ?нормой? в международных отношениях. Однако нельзя утверждать, что это понятие относится исключительно к ЕС. Автор данной статьи полагает, что Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) также является региональной группировкой, которая стремится распространить свои аутентичные нормы и ценности по всему миру, претендуя, таким образом, на то, чтобы считаться нарождающейся ?нормативной силой?. АСЕАН пропагандирует так азываемые ?азиатские ценности? (коллективизм, государственный патернализм, культурный релятивизм, невмешательство во внутренние дела друг друга и т.д.), добиваясь их принятия другими странами посредством межрегиональных договорённостей со своими внерегиональными партнёрами и другими международными организациями, а также через многосторонние форумы, где она играет центральную роль. Однако концепция ?азиатских ценностей? нередко вызывает заслуженную критику, что ставит под вопрос саму возможность трансформации АСЕАН в ?нормативную силу?._

    “NORMATIVE POWER” OF ASEAN: A SUBJECT FOR DISCUSSION

    Efremova Ksenia A. MGIMO University, Moscow, Russia Candidate of Political Science, Associate Professor, Department of Asian and African Studies; Research Fellow, Center for Comprehensive Chinese Studies and Regional Projects, MGIMO University

    The notion of “normative power”, authored by Ian J. Manners, is usually applied to the European Union (EU). It describes the ability to impose one’s norms and values over other states, shaping the conventional understanding of what is “normal” in international relations. However, this notion is not exclusive to the EU: this article argues that the Association of Southeast Asian Nations (ASEAN) is another regional grouping that tries to disseminate its norms and values worldwide, thus transforming itself into a nascent “normative power”. ASEAN promotes the so-called “Asian values” (collectivism, state paternalism, cultural relativism, non-intervention into each other’s domestic affairs, etc.) through interregional arrangements with other states and international groupings, as well as through multilateral forums where it plays the central role. However, the concept of “Asian values” evokes much criticism that makes the transformation of ASEAN into a “normative power” highly questionable.

  • Харкевич Максим Владимирович

    «Зомия» как модель незападного политического сопротивления С. 108-119

    Харкевич Максим Владимирович Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России к.полит.н., доцент, доцент кафедры мировых политических процессов,

    Различные формы государственной власти связаны с различными формами сопротивления. В данной статье утверждается, что существует не только западная или незападная формы государственной власти, но и соответствующие им западная и незападная формы политического сопротивления. Методологически статья основывается на семантико-прагматическом подходе к формированию концепций. В данной статье уточняется концепция ?незападного политического сопротивления?. Сначала семантика этого понятия определяется через обзор релевантной научной литературы, а именно работ М. Фуко, М. Манна, И. Нойманна и Ю. Хабермаса, а затем с помощью кейс-стади Зомии как незападной формы сопротивления. В результате проведенного концептуального исследования можно следить следующие выводы. Западные формы государственной власти основаны на правительственности или инфраструктурной власти. Такие методы управления порождают соответствующие им западные стратегии политического сопротивления, основанные на делибиративной форме демократии как наиболее близкой к демократии, основанной на коммуникативной рациональности. Под незападными формами государственной власти понимаются практики управления, основанные на дисциплинарной или деспотической власти. Они порождают соответствующие им формы незападного сопротивления, включающие в себя либо стремление физически удалиться от государственного контроля в географически труднодоступные районы (Зомия), либо протестное сопротивление вплоть до повстанческих войн и терроризма

    “ZOMIA” AS A MODEL OF NON-WESTERN POLITICAL RESISTANCE

    Kharkevich Maxim V. MGIMO University, Moscow, Russia Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Department of World Politics, MGIMO University

    Various forms of state power are associated with various forms of resistance. This article argues that there is not only a Western or non-Western form of state power, but also the corresponding Western and non-Western forms of political resistance. Methodologically, the article is based on a semantic-pragmatic approach to the formation of concepts. This article clarifies the concept of “non-Western political resistance.” First, the semantics of this concept is determined through a review of relevant scientific literature, namely the works of M. Foucault, M. Mann, I. Neumann and J. Habermas, and then using it studies Zomia as a case of a non-Western form of resistance. As a result of the conceptual study, the following conclusions can be made. Western forms of state power are based on governmentality or infrastructural power. Such governance methods give rise to their corresponding Western strategies of political resistance, based on the deliberative form of democracy as the closest to democracy based on communicative rationality. Non-Western forms of state power are understood as governance practices based on disciplinary or despotic power. They give rise to forms of non-Western resistance corresponding to them, which include either the desire to physically move away from state control in geographically inaccessible areas (the case of Zomia), or protest resistance up to civil wars and terrorism.

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ДИСКУССИИ

  • Розов Николай Сергеевич

    Дивергенция социальных порядков Европы и России при выходе из средневековья и долговременные политические следствия С. 129-132

    Розов Николай Сергеевич Институт философии и права СО РАН, Новосибирский государственный университет, Новосибирский государственный технический университет, д.филос.н., профессор, главный научный сотрудник, заведующий кафедрой социальной философии и политологии, профессор, кафедра международных отношений и регионоведения,

    Средневековая Европа до Реформации и Московская Русь до Смуты рассматриваются в идеально-типическом ключе как носители социальных и ментальных единств: веры и церковной организации, империи, базовых социальных отношений. В итоге Реформации и религиозных войн каждое из европейских единств было разрушено, но части бывшего Pax Christiana, продолжали плотно взаимодействовать и конкурировать между собой, бороться за лидерство, что обусловило интенсивную модернизацию ведущих держав Западной Европы с известными глобальными последствиями. Московское государство после Смуты восстановило единство во всех трех аспектах. Черты государства и общества здесь существенно трансформировались в результате раскола, становления Российской империи, административных реформ XVIII–XIX вв., но при этом сохранились базовые свойства этатизма, централизма, приоритета службы, властной инструментализации морально-религиозной сферы. На основе проведенного сравнения выделены специфические для России факторы, которые обусловливают известные циклы в истории России XVI-XX вв. и сохраняют значимость в современных социально-политических процессах.

    DIVERGING SOCIAL ORDERS OF EUROPE AND RUSSIA AFTER THE MIDDLE AGES, AND LONG-TERM POLITICAL CONSEQUENCES

    Rozov Nikolai S. Institute of Philosophy and Law, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences, Novosibirsk State University, Novosibirsk State Technical University, Novosibirsk, Russia Dr. of Philosophy, Professor, Chief Researcher, Institute of Philosophy and Law, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences; Head of the Department of Social Philosophy and Political Science, Novosibirsk State University; Professor, Department of International Relations and Area Studies, Novosibirsk State Technical University

    Medieval Europe before the Reformation and Moscow Russia before the Troubles are viewed in an ideally-typical manner as carriers of basic social and mental unities: faith and church organization, sacred empire as the Rome’s usccessor, basic social relations. As a result of the Reformation and the religious wars each of the European unities was destroyed, but parts of the former Pax Christiana continued to closely interact and compete with each other, to fight for leadership, that led to intensive modernization of the leading Western European powers with known global consequences. Moscow State after the Time of Trouble restored its unity in all three aspects. The features of the state and society here were significantly transformed as a result of the Schism, the formation of the Russian empire, administrative reforms of the 18–19 centuries, but the basic properties of etatism, centralism, priority of service, and power instrumentalization of the moral and religious sphere remained. The Russian social-political cycles have the phases: successful mobilization, stagnation, crisis, attempts of liberalization, authoritarian scrollback. The cyclical dynamics is explained by the interrelation of the following factors: 1) the primacy of military-compulsory (“colonial”) administration as a means of retaining and managing vast territories; 2) the state priorities of military power, size of the territory, and the volume of export products; 3) the order of military service as a basic model for political and social institutions; the corresponding weakness of autonomous capital and business activity; 4) the mental, cultural and property gap (lack of vertical solidarity) between the elites and the bulk of the population. 5) the monopoly of state religion (or forced atheism). Thus, unity of political power, religious and ideological monopoly can lead a country to military triumphs and even geopolitical success for decades but in the longue duree this unity generates vulnerability

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛОКАЛЬНОГО ОПЫТА

  • Силаев Николай Юрьевич, Болгова Ирина Вячеславовна

    Напрасные войны: работает ли модель Тилли на постсоветском пространстве? С. 133-154

    Силаев Николай Юрьевич Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, Институт международных исследований, старший научный сотрудник,

    Болгова Ирина Вячеславовна Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России, доцент, кафедра прикладного анализа международных проблем,

    Влиятельная теория Чарльза Тилли о связи военной активности и государственного строительства в Европе Нового и Новейшего времени много применялась для анализа развития государственности за пределами Европы и Северной Америки. Однако она лишь ограниченно – в части борьбы и переговоров между государством и гражданами об изъятиях ресурсов в пользу государства – использовалась для анализа посткоммунистических трансформаций. Между тем, постсоветское пространство с его многочисленными неурегулированными конфликтами дает немало материала и для проверки собственно ?военной? составляющей этой теории. Большинство авторов согласны с тем, что международный порядок, установившийся после Второй мировой войны, не допускает буквального воспроизводства схемы возникновения европейских национальных государств, разработанной Тилли. Данная статья показывает, что, хотя постсоветские конфликты имеют большое символическое значение для постсоветских государств, их материальное влияние на динамику государственных доходов и укрепление государственных институтов минимально. Это объясняется геополитическим контекстом, сложившимся вокруг конфликтов, в котором наращивание военной мощи вовлеченного в конфликт государства не может служить достаточным условием для его разрешения в желательном для этого государства направлении.

    VAIN WARS: CAN THE TILLY’S MODEL EXPLAIN TRANSFORMATIONS ON THE POST-SOVIET SPACE?

    Silaev Nikolay Yu. , MGIMO University, Moscow, Russia Senior Researcher, Institute for International Studies, MGIMO University

    Bolgova Irina V. , MGIMO University, Moscow, Russia Associate Professor, Department of Applied International Analysis, MGIMO University

    The influential theory of Charles Tilly explaining the relationship between military activity and state building in early modern Europe has been often used to analyze the development of statehood outside Europe and North America. However, in Post-Soviet space it was referred to only a limited extent – mainly operationalising the struggle and bargaining between the state and society over the extraction of resources in favor of the state - for the analysis of post-communist transformations. Meanwhile, the post-Soviet space with its unresolved conflicts provides a reach material for checking the “military” component of this theory. Most authors agree that the international order established after the World War II does not allow the clear replication of the scheme elaborated by Tilly. This article is aiming to show that, although post-Soviet conflicts are of great symbolic importance for post-Soviet states, their material impact on the dynamics of state revenues and on the strengthening of state institutions is minimal. This paradox may be explained by the international geopolitical context around the conflicts where the buildup of military power of a state involved in the conflict cannot serve as a sufficient condition for resolving the conflict in favor of the state.

  • Михалев Алексей Викторович

    Региональный порядок и трансформация трансграничного водного режима в современной Внутренней Азии С. 155-167

    Михалев Алексей Викторович Бурятский государственный университет, д.полит.н., доцент, кафедра теории и истории права и государства,

    Данная статья посвящена анализу политических противоречий во Внутренней Азии, когда речь идет о доступе к водным ресурсам. В центре внимания – вопрос о распределении пресной воды в условиях формирования постсоветского политического порядка в регионе. В статье тестируется гипотеза о зависимости системы контроля над распределением водных ресурсов от существующего регионального порядка. Автор рассматривает проблему взаимоотношений между Россией, КНР и Монголией по поводу трансграничных рек, впадающих в озеро Байкал. Озеро Байкал сегодня является крупнейшим пресноводным озером в мире и находится под охраной ЮНЕСКО. Смена институциональных условий и их влияние на легитимизацию права на воду – главная идея, вокруг которой выстроена композиция представленного текста. В основе методологии исследования лежит неоинституциональный подход, при помощи которого анализируется региональный политический порядок. Эмпирическая база работы состоит из нормативно-правовых актов, регулирующих распределение трансграничных вод, высказываний политических деятелей (России и Монголии), сведений государственных статистических агентств, данных экологического мониторинга, материалов региональных масс-медиа. Основной вывод исследования состоит в том, что происходящие в современной Внутренней Азии политические изменения в обозримом будущем приведут к возникновению нового регионального политического порядка. Идеи, ценности, а также инфраструктурные макропроекты меняют как расстановку сил в регионе, так и уровень потребления природных ресурсов. Возникающие в этой связи экологические проблемы политизируются, что в итоге приводит к односторонним решениям без учета интересов всех региональных акторов.

    REGIONAL ORDER AND TRANSFORMATION OF WATER REGIME IN CONTEMPORARY INNER ASIA

    Mikhalev Alexey V. Buryat State University, Ulan-Ude, Russia Dr. of Political Sciences, Associate Professor, Department of Theory and History of Law and State, BSU

    This paper is a study of water-sharing disputes in Inner Asia. The focal point is the issue of fresh water-sharing in the conditions of regional post-Soviet political order. The article is an attempt to verify a hypothesis: is there a correlation between hydro power control system and regional polticial order? We study the relations between Russia, China, and Mongolia that deal with transboundary rivers which flow into Lake Baikal. This lake is the world’s biggest fresh-water lake and is under protection by the UNESCO. The proposed paper is centered around the idea that institutional conditions influence the legitimization of rights on hydro reserves. The research is based on the methods of neo-institutionalism which is used to study the regional political order. The empirical basis of the paper is made up of legal acts on the distrubution of transboundary waters, speeches of Russian and Mongolian statesmen, official statistical data, ecological monitoring data, and regional mass-media data. Our basic conclusion: the processes undergoing in Inner Asia could lead to a new political order in the foreseeable future. The ideas, values, and infrastructural macro-projects can change both the balance of power in the region and the level of water consumption. The arising ecological problems therefore become politicized.

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

НА КНИЖНОЙ ПОЛКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ