Address: 26/55, Bldg. 7, Kosmodamianskaya Emb., Moscow, 115035
(495) 953-91-08, 617-18-88.

Comparative Policy №2 – 2017

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИЙ И ИНСТИТУТОВ

  • Ланцов С.А., Ланцова И.С.,

    Мировая политика начала XXI в.: теоретические прогнозы и реальные тенденции С. 8-18

    Ланцов С.А., д.полит.н., профессор, Кафедра международных политических процессов, Факультет политологии, Санкт-Петербургский государственный университет

    Ланцова И.С., к.полит.н., доцент, Кафедра американских исследований, Факультет международных отношений, Санкт-Петербургский государственный университет

    В статье дается сравнительный анализ прогнозов об особенностях и тенденциях развития мировой политики начала XXI в., данных в работах известных политологов Ф. Фукуямы, С. Хантингтона и И. Валлерстайна. Подчеркивается, что каждый из них предсказал некоторые тенденции, реально проявившиеся в мировых политических процессах последних десятилетий, хотя не все прогнозы оказались точными. Отмечается, что, хотя концепция «конца истории» Ф. Фукуямы подвергалась обоснованной критике со стороны специалистов, на практике правящие элиты стран Запада до последнего времени выстраивали политику в соответствии с этой концепцией. Констатируется, что эта политика пришла в противоречие с современными реалиями. Как и предполагал С. Хантингтон, роль цивилизационного фактора в мировой политике XXI в. возросла по сравнению с предшествующими периодами. Но влияние этого фактора на политические процессы проявляется иначе, чем предполагал американский политолог. Наиболее близок к современным реалиям прогноз И. Валлерстайна относительно последствий массовой миграции с Юга на Север. Тем не менее этот, как и все другие прогнозы, необходимо адаптировать к современной ситуации в общественном развитии.

    WORLD POLITICS IN EARLY 21ST CENTURY: THEORETICAL FORECASTS AND CONTEMPORARY TRENDS

    Lantsov Sergey A., Dr. of Political Science, Professor, Department of International Political Processes, Faculty of Political Science, Saint-Petersburg State University

    Lantsova Irina S., Candidate of Political Sciences, Associate Professor, Department of American Studies, Faculty of International Relations, Saint-Petersburg State University

    The article compares the forecasts concerning trends in world politics of the early 21st century created by Francis Fukuyama, Samuel Huntington and Immanuel Wallerstein. Though none of the forecasts was completely accurate, all of them spoke of the tendencies that could be later observed in world politics. Despite many experts criticized Fukuyama’s concept of the ‘end of history’, Western elites had been making foreign policies of their countries in accordance with the concept until recently. The article explains how such policies came to contradict contemporary state of affairs. In accordance with Huntington’s expectations, the role of civilizational factor in world politics of the early 21st century significantly grew compared to previous periods. However, the character of civilizational factor’s influence on political processes appeared to be different compared to what Huntington expected. The article underlines the accuracy of Wallerstein’s forecast concerning the consequences of mass South-North migration. At the same time, the article concludes, his forecast, likewise the other two, also requires adaptation to contemporary situation in societal development.

  • Слободчиков Майкл, Дэвис Г. Дуглас,

    ИСТОКИ «МЯГКОЙ СИЛЫ РОССИИ»: ПЕРЕОСМЫСЛЯЯ РУССКУЮ НАЦИОНАЛЬНУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ

    Слободчиков Майкл, PhD (политические науки), руководитель магистерской программы по международным отношениям, доцент, Кафедра политологии, Университет Трой

    Дэвис Г. Дуглас, PhD (политические науки), доцент, Кафедра политологии, Университет Трой

    В статье рассматриваются философские основы возникновения «мягкой силы» современной России и стратегии противостояния “мягкой силе” Запада. Авторы делают вывод о том, что «мягкая сила» современной России основана на русской философии и литературе девятнадцатого века. Без дополнительных механизмов, «мягкая сила» России не смогла противостоять распространению «мягкой силы» Запада. Таким образом, вместо создания собственного позитивного культурно-политического имиджа, Россия создала специальные информационные организации для того, чтобы показать противоречивость «мягкой силы» Запада.

    Roots of Russian Soft Power: Rethinking Russian National Identity С. 19-36

    Slobodchikoff Michael O., PhD (Political Science), Director of MA Program in International Relations Assistant Professor of Political Science, Department of Political Science, Troy University

    Davis G. Douglas, PhD (Political Science), Associate Professor, International Relations Associate, Department of Political Science, Troy University

    The end of the Cold War heralded a new era as Western soft power was at its zenith in Eastern Europe and regional states accepted and institutionalized a new Euro-American ethos. In contrast, Russian soft power was at its lowest point as the Soviet Union imploded, leaving fifteen newly independent states. While Russia was still the most powerful nation in the region, it lacked competence to deploy soft power and was unable to culturally influence its neighbors. Russia had to regain its footing and sought to redefine its own national identity prior to being able to build and project its soft power. Thus, Russia turned inward to nineteenth century works in philosophy and literature while Western soft power and expansionism continued to draw closer to Russia’s borders. As Moscow regrouped, it created institutions to spread its message both regionally and globally and expanded its communication prowess. Russia realized that while its national identity might be grounded within its Slavic roots and Russian exceptionalism, the only way it could effectively counter Western soft power was to point out the hypocrisy of American and European governmental policies. Rather than generating a positive projection of cultural and political attractiveness, Russia fought the spread Euro-American soft power by directly challenging it and showed that the Western political ethos ultimately was self-contradictory and also worked to destroy traditional values.

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ГЕОПОЛИТИКА

  • А.Д. Воскресенский, Е.В. Колдунова, А.А. Киреева,

    Трансрегиональные и региональные проекты в условиях «постзападной» международной реальности С. 37-57

    А.Д. Воскресенский, д.полит.н., PhD (Манчестерский университет), декан Факультета политологии; профессор, кафедра востоковедения, МГИМО МИД России

    Е.В. Колдунова, к.полит.н., доцент, кафедра востоковедения, МГИМО МИД России

    А.А. Киреева, к.полит.н., доцент, кафедра востоковедения, МГИМО МИД России

    В статье рассматриваются теоретические и практические аспекты объяснения политико-экономических процессов, происходящих в «постзападной» международной реальности. Авторы, опираясь на основные положения теории сложных систем, доказывают необходимость использования как уже устоявшихся подходов, так и разработки новых подходов для объяснения и прогнозирования пространственно-временной эволюции сложных систем применительно к системе международного взаимодействия. Показывается, что в международной политической экономии и мировом комплексном регионоведении центральной сейчас становится практическая проблематика выработки наиболее конкурентной и одновременно наиболее стабильной модели социально-политического устройства и политикоэкономического уклада, приближения существующих национальных версий к этой модели и определение степени допустимости региональной/страновой вариативности ключевых параметров этой модели. Основываясь на анализе эволюции мировой системы и трансформации политико-экономических укладов ведущих стран мира, авторы приходят к выводу, что новые условия полицентричного мира требуют не ужесточения геополитической конфронтации и борьбы за геополитический контроль над буферными пространствами, а консенсусной разработки взаимовыгодных региональных политик трансрегионального сопряжения региональных пространств. Такой подход допускает конструктивную конкуренцию таких проектов, но одновременно препятствует ee перерастанию в прямую геополитическую или тем более военную конфронтацию, способствуя переходу мировой системы в целом в более стабильное состояние через уменьшение нестабильности ее региональных и страновых сегментов. Это утверждение апробируется на основе анализа новых трансрегиональных проектов Евразии и Азиатско-Тихоокеанского региона.

    TRANSREGIONAL AND REGIONAL PROJECTS IN “POST-WESTERN” INTERNATIONAL REALITY

    Voskressenski Alexei D., Dr. Pol. Sc., PhD (Universityof Manchester), PhD (Institute of Far Eastern Studies), Dean of the School of Political Affairs; Professor, Department of Asian and African Studies, MGIMO University

    Koldunova Ekaterina V., Candidate of Political Science, Associate Professor, Department of Asian and African Studies, MGIMO University

    Kireeva Anna A., Candidate of Political Science, Associate Professor, Department of Asian and African Studies, MGIMO University

    The article focuses on the theoretical and practical explanations of political and economic processes in the “post-Western” international reality. Proceeding from the assumptions of the complex system theory, the authors prove the necessity to use already established analytical approaches in combination with the newly developed ones to be able to understand and forecast the spatial-temporal evolution of the international system as a complex system. International political economy and world regional studies now investigate the empirical aspects of working out the most competitive and simultaneously most stable socio-political and political-economic model of development. These studies also search for the ways national versions of development can become closer to this model and analyze to what extent regional/national models may differ from it without losing their international competitiveness. Exploring the evolution of the international system and political and economic transformations in the world leading states the authors conclude that a polycentric world cannot sustain a growing geopolitical confrontation and struggle for the geopolitical influence over the buffer areas. The polycentric international system requires a consensual elaboration of mutually beneficial regional policies aimed at building transregional links between various regional areas. Reducing the instability in its regional and national segments the international system will move towards its overall greater stability. The authors further support this assumption analyzing transregional projects in Eurasia and the Asia- Pacific region.

  • Ефремова Ксения Александровна

    От регионализма к трансрегионализму: теоретическое осмысление новой реальности С. 58-72

    Ефремова Ксения Александровна к.полит.н., доцент, Кафедра востоковедения, МГИМО МИД России

    Регионализм как феномен международных отношений имеет давнюю историю, берущую начало в послевоенные годы. Он хорошо изучен как теоретически, так и практически. Исследователям не составляет труда идентифицировать «старый» и «новый» регионализм, объяснить его логику. Вместе с тем, классическая теория регионализма не позволяет осмыслить современные процессы межрегиональной и трансрегиональной интеграции, разворачивающиеся на наших глазах. Общим для них является то, что все они связаны с процессом глобализации и представляют собой коллективную реакцию на него, варьирующуюся от региона к региону. Вместе с тем, цели и масштаб их существенно разнятся. Регионализм опирается на межгосударственное и, шире, транснациональное сотрудничество в пределах международного региона. Он подчиняется логике установления институционализированных взаимосвязей, которые могут принимать различные формы – от регулярных консультаций на министерском уровне до создания наднациональных органов и выработки общей согласованной политики. Межрегиональное сотрудничество развивается на базе институционализированных соглашений между государствами-представителями двух и более международных регионов, которые могут выступать как поодиночке (так называемый квази- или гибридный межрегионализм), так и в составе региональной организации или неформального регионального блока. Логика межрегионализма основывается на стремлении расширить географию экономического взаимодействия за счёт выхода на новые региональные рынки. В основе трансрегионального сотрудничества, напротив, лежат, в первую очередь, политические факторы, а именно, стремление отдельных государств, разделяющих общие ценности, объединиться ради более эффективного участия в глобальном управлении. Представляется, что исследования регионализма, межрегионализма и трансрегионализма могут внести существенный вклад в развитие современной теории международных отношений.

    FROM REGIONALISM TO TRANSREGIONALISM: THEORETIC UNDERSTANDING OF A NEW REALITY

    Efremova Kseniia A. Candidate of Political Science, Associate Professor, Department of Asian and African Studies, MGIMO University

    Regionalism as an international phenomenon dates back to post-WWII decades. It is well studied both in theoretical and practical perspective. It is quite clear to most researchers what the “old” or “new” regionalism is, and what kind of logic stands behind it. However, the classic theory of regionalism does not explain contemporary processes of interregional and transregional integration, which we witness today. A common point of the three approaches (namely, regionalism, interregionalism and transregionalism) is that all of them are related to globalization. Each of these approaches constitutes a response to globalisation’s challenges, which varies from region to region. Nevertheless, their aims and scope differ greatly. Regionalism represents interstate and transnational co-operation within an international region. It is derived from the logic of institutionalized interactions that may take a range of forms—from regular consultations on the ministerial level to creation of supranational bodies and common policies. Interregional co-operation implies institutionalized agreements between states representing two or more regions, which can act either on their own (i.e. quasi-interregionalism, or hybrid interregionalism) or as a part of a regional organization / informal regional group of states. The logic of interregionalism dwells on the wish for widening the geographic scope of economic interaction by opening new regional markets. Transregional cooperation, on the contrary, is promoted primarily by political factors, such as the wish of some states, which share common values, to unite their efforts in order to play a greater role in global governance. It is argued that the study of regionalism, interregionalism and transregionalism can make an essential contribution to the development of the contemporary theory of international relations.

  • Кузнецов Денис Андреевич

    Трансрегионализм во внешней политике США: сравнительный анализ геополитики проектов ТТП и ТТИП С. 73-81

    Кузнецов Денис Андреевич преподаватель, аспирант, Кафедра мировых политических процессов; координатор совместной программы МГИМО МИД России и Свободного университета Берлина «Германские исследования в России», МГИМО МИД России

    В связи с решением президента США Дональда Трампа о выходе из проекта Транстихоокеанского партнерства, а также ввиду фактического замораживания переговоров о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве, в политической и экспертной среде оживилась дискуссия о будущих траекториях внешней политики США на двух традиционных стратегических направлениях – североатлантическом и азиатско-тихоокеанском. Задача статьи – проанализировать геополитические и геоэкономические факторы, обусловившие выдвижение данных инициатив администрацией Барака Обамы, а также предположить возможные альтернативы и последствия решения Дональда Трампа. Учитывая стратегические интересы США, их глобальный статус и современные тренды мировой политики, политику Трампа можно рассматривать не как изоляционизм, а скорее как пересмотр запущенных проектов на основе двусторонних переговоров и расширения сети двусторонних зон свободной торговли, т.е., по сути, возрождение веерной системы экономических отношений, существовавшей в США во второй половине ХХ века (hub and spoke system). Однако в условиях создания и конкуренции трансрегиональных проектов привлекательность и, что более важно, эффективность двусторонних экономических союзов для внутреннего развития и глобального влияния может снижаться, а это ставит под угрозу глобальное лидерство США.

    TRANSREGIONALISM IN US FOREIGN POLICY: COMPARATIVE ANALYSIS OF TPP AND TTIP GEOPOLITICS

    Kuznetsov Denis A. Assistant Lecturer, Postgraduate Student, Department of World Politics; Coordinator of Joint Program of MGIMO University and Freie Universitat Berlin “German Studies Russia”, MGIMO University

    The decision of US President Donald Trump to withdraw from the Trans-Pacific Partnership and the sluggish negotiations on Transatlantic Trade and Investment Partnership have fueled the debate on the future trajectories of American foreign policy in its two traditionally strategic geographic avenues – Asia Pacific and North Atlantic. The article analyzes the geo-political and geo-economic interests, which were pursued by the Obama administration and underlie TPP and TTIP initiatives, and suggests the outcomes of President Trump’s decision as well as the possible alternatives. Given the strategic US interests, its global positioning and the current trends of world politics, Donald Trump’s policy can be regarded as a reconsideration of the above-mentioned projects on the basis of bilateral negotiations and widening network of bilateral economic and trade agreements, rather than the policy of isolationism. In other words, it might be a policy of returning to a hub-and-spoke system of trade zones developed in the second half of the XX century. However, still emerging and competing transregional projects reduce the effectiveness of bilateralism for domestic development of states involved and reduce the international influence of outsiders, and that can jeopardize the US leadership.

  • Ма Бо.

    Стратегия России «Поворот на Восток»: возможности и вызовы для сопряжения с китайскими трансрегиональными проектами С. 82-97

    Ма Бо. PhD (политические науки), Нью-Йоркский городской университет, Научный сотрудник, директор программы международного права, Центр совместного инновационного изучения Южно-Китайского Моря, Нанкинский Университет, КНР

    Украинский кризис 2014 г. является важным фактором в принятии правительством России стратегии «Поворот на Восток». В настоящее время правительство России нацелилось на преодоление экономических трудностей и дипломатической изоляции путем осуществления стратегии «Поворот на Восток». Экономический смысл этой политики заключается в сотрудничестве со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в области энергетики, привлечении прямых иностранных инвестиций из этого региона и расширение торговли со странами АТР. С политической точки зрения русское правительство также пытается создать более тесные связи со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В то же время, успех осуществления стратегии России «Поворот на Восток» во многом зависит от состояния энергетических секторов и продвижения на азиатские рынки ограниченных видов экспортных товаров, что является сдерживающим фактором в развитии диверсифицированной экономики. Кроме того, в культурном и социальном смысле, Россия поддерживает более близкий образ мышления с Европой, чем с Азией. Это также является препятствием при разработке новой успешной стратегии. В то же время, инициатива продвижения трансрегиональных партнерств в виде проектов «Один пояс – один путь» (т.е. инициатива OBOR, разработанная китайским правительством) и стратегия «Поворот на Восток» могут раскрыть потенциал стратегической связи Китая и России, который учитывает национальные интересы Китая.

    RUSSIAN “PIVOT TO THE EAST” STRATEGY: OPPORTUNITIES AND CHALLENGES FOR COUPLING WITH CHINESE TRANSREGIONAL PROJECTS

    Ma Bo PhD (Political Science, City University of New York), Research Fellow, Director of the Program for International Law, The China Center of South China Sea Studies, Nanjing University, China

    Ukrainian Crisis of 2014 is crucial for Russian pivot to the East which is considered to be a tool for tackling economic challenges and avoiding diplomatic isolation. Economically, this pivot implies cooperation with Asia-Pacific region in trade and energy. Politically, it means closer ties with the states of that region. At the same time, the success of the strategy hinges on the state of affairs in energy and on promoting to Asian markets specific goods that turns out to be a constraint for diversification of the Russian economy. Moreover, culturally and social Russia is much closer to Europe than Asia, and that is one more obstacle to “Pivot to the East” strategy realization. However, transregional projects of the recent years, including Chinese initiative “One Belt – One Road” and Russian “Pivot to the East” might be key to enhance the strategic potential of Russia-China cooperation which meets Chinese national interests.

  • Ли Син.

    Стратегия Китая и России в Шанхайской организации сотрудничества: сравнительный анализ С. 98-107

    Ли Син. д.и.н., профессор, научный руководитель Института международных отношений, Пекинский университет международных исследований, Директор научного совета исследовательской базы по страноведению и регионоведению при Министерстве образования КНР, Центр россиеведения, Пекинский педагогический университет.

    Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС) была образована в начале XXI века. ШОС – новая региональная межправительственная организация, в которую интегрированы такие важнейшие сферы международной жизни, как безопасность, экономика, политика и гуманитарные связи. Странами-членами ШОС являются страны с переходной экономикой или развивающиеся страны из Центральной Евразии. Играя роль локомотива, Китай и Россия всегда оказывают большое влияние на судьбу ШОС. В этой связи, сравнивание внешнеполитической стратегии Китая и России по отношению к ШОС является актуальной темой и в теории, и на практике.

    THE CHINESE AND RUSSIAN STRATEGIES IN THE SHANGHAI COOPERATION ORGANIZATION: COMPARATIVE ANALYSIS

    Li Xing Dr. of History, Professor, Research Head of the Institute for International Studies, Beijing University of International Relations; Director of Academic Council on Area and Regional Studies for the Ministry of Education, Centre for Russian Studies, Beijing Normal University

    The Shanghai Cooperation Organization (SCO) was established at the beginning of the XXI century as a new regional intergovernmental organization that embraces such crucial spheres of international relations as security, politics and humanitarian ties. The members-states are economies with transition and developing countries of Central Eurasia. Being the drivers of the organization, China and Russia have significant influence on the SCO. From this perspective, comparing Chinese and Russian strategies in the Shanghai Cooperation Organization remains an issue of interest both theoretically and practically

  • Каримова Алла Бекмухамедовна

    Шелковый путь: процессы интеграции и самоорганизации пространств трансрегионального взаимодействия С. 108-118

    Каримова Алла Бекмухамедовна д.полит.н., профессор, Кафедра политической социологии, РГГУ; Главный научный сотрудник, НИ ИМЭМО РАН

    В международных отношениях интеграционные процессы и механизмы тесно связаны с многосторонним порядком взаимодействия акторов. Наблюдения за интеграционной активностью в постсоветском пространстве нерегиональных акторов обнаруживают борьбу геополитических притязаний, длящуюся не одно столетие. По мнению автора, в Евразии интеграционная деятельность ЕС, США и контролируемых ими многосторонних институций протекает в условиях острой внутренней конкуренции, что выявляется не столько количеством и объемом затрат на создание проектов, сколько автономностью способов их реализации

    THE SILK ROAD: INTEGRATION AND STRUCTURING OF TRANSREGIONAL SPACES

    Carimova Alla B. Dr. of Political Science, Professor, Department of Political Sociology, Russian State University for the Humanities; Chief Researcher, Primakov Institute of World Economy and International Relations, Russian Academy of Sciences

    In international relations integration processes and mechanisms are closely related to multilateral order of interactions among actors. Observations over integration activity of non-regional actors in former Soviet area reveals the battle of geopolitical interests being held during already several centuries. The author believes that EU and US integration activities in Eurasia as well as activities of multilateral institutions under their control are run in quite competitive conditions seen through not only the quantity and volume of investments but also via autonomous ways of their implementation.

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ДИСКУССИИ

  • Шестопал Елена Борисовна

    Психологическое состояние российского общества между парламентскими и президентскими выборами: cравнительный анализ С. 119-122

    Шестопал Елена Борисовна д.филос.н., профессор, заведующая Кафедрой социологии и психологии политики, Факультет политологии, МГУ имени М.В.Ломоносова

    В статье анализируются результаты исследования психологического состояния общества перед парламентскими выборами 2016 года в России и после них. Исследование показало, что ряд параметров остается неизменным достаточно длительное время (представления о справедливости, ряд политических ценностей, степень влиятельности Президента Путина). В то время, как другие показатели претерпевают существенную трансформацию, в том числе и в результате парламентских выборов. Инерционный характер кампании, дав власти тактический успех, привел к определенной политической демобилизации общества. В глазах опрошенных снизилось влияние Премьера, Администрации Президента, Государственной Думы, губернаторов, муниципальной власти, судов, прокуратуры и политических партий. В то же время, хотя и незначительно, усилилось политическое влияние Совета Федерации, правительства, силовых структур и армии. Обращает на себя внимание резкое снижение радикальных взглядов и усиление консервативного тренда после парламентских выборов. Таким образом, успех «Единой России» выглядит еще более убедительным. Одновременно можно говорить и о росте левых настроений, поскольку увеличилось число сторонников социалистических и коммунистических идей. После выборов российские граждане стали более положительно оценивать власть. Новым трендом стало снижение традиционных персонифицированных образов власти и рост значения в них партий и групп, хотя после выборов все партии получили снижение оценок их влияния. Можно предположить, что произошло привыкание к сложившейся партийной системе. Запрос на партийно-политическое представительство говорит об укоренении в массовом сознании ценностей формальной демократии.

    PSYCHOLOGICAL STATUS OF RUSSIAN SOCIETY BETWEEN THE LATEST PARLIAMENTARY AND THE FUTURE PRESIDENTIAL ELECTIONS. COMPARATIVE ANALYSIS

    Shestopal Elena B. Dr. of Philosophy, Professor, Head of the Department of Political Sociology and Psychology, the Faculty of Political Science, MSU

    Paper presents the data from the study of psychological status of Russian society. As the study has shown a number of psychological parameters (concepts of justice, some political values, the level of influence of President Putin in public mentality) preserves rather consistent for a long time. Other indicators are transformed substantially under the influence of some factors including elections. Inertial character of the last elections gave tactical victory for authorities but caused political demobilization of Russian society. Respodents’ images of Prime Minister, Presidential Administration, State Duma, governors, municipal power, courts, procurators and political parties substantially declined after 2016 elections. At the same time one could see the increase of the influence of the Council of Federation, security agencies and intelligence service. It also should be noticed that a radical views substantially declined as the conservative trend increased. It means that success of the United Russia was proved. At the same time one can speak about a clear growth of the left moods as the growth of the socialist and communist ideas was fixed in this study. Elections improved the image of authorities: respondents evaluate them more positively now. There is a new trend of decline of traditionally personified images of authority and the growth of the influence of political parties and groups though all the parties have lost their influence. One can suggest that citizens got used to this party system. The demand to have a formal party representation proves that values of formal democracy have been rooted in mass mentality.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЛОКАЛЬНОГО ОПЫТА

  • Ильин Илья Вячеславович, Леонова Ольга Георгиевна

    Зарубежные подходы к анализу феномена трансрегионализма БРИКС С. 123-139

    Ильин Илья Вячеславович д.полит.н., профессор, декан, Факультет глобальный процессов, МГУ имени М.В. Ломоносова

    Леонова Ольга Георгиевна д.полит.н., профессор, Факультет глобальный процессов, МГУ имени М.В. Ломоносова

    В статье анализируется сущность, место, статус и роль неформального объединения БРИКС. Авторы рассматривают и сравнивают различные точки зрения на данный феномен и считают, что компаративный и экономико-центричный подходы, доминирующие в современных исследованиях БРИКС непродуктивны. Хотя страны-члены объединения переживают замедление экономического развития, БРИКС постепенно становится политическим феноменом глобального мира. БРИКС рассматривается как центр совокупного влияния региональных лидеров трех континентов. Специфической моделью коммуникации стран-членов БРИКС и их партнеров является полиалог, как один из способов решения проблемы равноправного участия всех стран глобального мира в процессе глобального управления. В геополитических рамках БРИКС и их партнеров происходит формирование внеамериканской зоны взаимодействия, которая постепенно будет эволюционировать в Глобальный незападный проект (Global Non-West Project).

    INTERNATIONAL APPROACHES TO THE ANALYSIS OF THE PHENOMENA OF BRICS TRANSREGIONALISM

    Ilya V. Ilyin, Dr. of Political Science, Professor, Dean, the School of Global Studies, Lomonosov Moscow State Universit

    Olga G. Leonova, Dr. of Political Science, Professor, the School of Global Studies, Lomonosov Moscow State University

    The article analyzes the essence, location, status, and role of the informal BRICS grouping. The authors examine and compare the different points of view on this phenomenon and believe that the comparative and economical approaches that dominate in the contemporary studies of the BRICS are unproductive. While member countries of the Association are experiencing economic slowdown or recession, BRICS is gradually becoming a political phenomenon of the global world. BRICS is considered the center of an impact of the regional leaders on three continents. A specific model of communication of the member countries of the BRICS and their partners is polylogue as one of the methods to solve the problem of equitable participation of all countries of the global world in the process of global governance. In the geopolitical framework of the BRICS and their partners, it is the formation of an extra-American zone of interaction, which will gradually evolve into a Global non- Western project..

  • Землер Тамас

    ИНТЕГРАЦИОННЫЙ ОПЫТ ВЕНГРИИ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 25 ЛЕТ С. 140-146

    Землер Тамас PhD (Международные отношения), доцент, Национальный университет государственной службы, Будапешт, Венгрия

    В 1989/1990 в большинстве стран Центральной и Восточной Европы произошли системные изменения. В результате этих изменений – которые стали неотъемлемой частью глобальных трансформаций мирового порядка – произошли перемены и в региональной системе международных отношений: после более чем четырех десятилетий пребывания в советском лагере, страны региона переориентировались на Запад и стали частью (через различные интеграционные и организационные схемы) структуры евроатлантической системы. В настоящей статье предпринимается попытка рассмотреть кейс Венгрии, исторических особенностей ее региональной стратегии, современного состояния и перспективных задач. В результате автор приходит к выводу, что сложная сеть внешних связей может быть объяснена лишь с привлечением концепции трансрегионализма.

    Hungary’s Integration Experiences in the Last 25 Years С. 140-146

    Szemler Tamas PhD in International Relations, Associate Professor, National University of Public Service, Hungary

    In 1989/1990, major systemic changes have taken place in most countries of Central and Eastern Europe. These changes – as part of the fundamental changes in the world order – have also modified the international relations of most countries in the region: after having been part of the Soviet block for more than four decades, they turned towards the West, and tied themselves to different elements – integrations and organisations – of the Euro-Atlantic structure. In this article, we observe this process through the case of Hungary, presenting an overview of the country’s historical and present international relations and objectives. The analysis leads us to the conclusion that the complexity of the relations justifies a transregionalist approach..

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЗАМЕТКИ

  • Гармаш Анна Андреевна

    Трансрегионализм: концептуальная опора сотрудничества ЕАЭС-АСЕАН и Большого евразийского партнерства С. 147-156

    Гармаш Анна Андреевна магистрант, программа «Дипломатия и дипломатическая служба», МГИМО МИД России

    Сегодня одна из основных задач ЕАЭС – успешная интеграция молодой организации в мировую экономику в качестве регионального экономического центра. При этом развитие связей с прочими региональными объединениями соответствует интересам ЕАЭС и укладывается в общую логику формирования полицентричной структуры мира. В 2016 году на полях саммита Россия-АСЕАН в Сочи Президент России Владимир Путин выступил с инициативой по продвижению отношений ЕАЭС и АСЕАН, а также по созданию большого евразийского партнерства, включающего ЕАЭС, АСЕАН и ШОС. Данные предложения весьма масштабны по географическому охвату, однако, до сих пор не имеют четкого концептуального наполнения. Представляется, что трансрегионализм – сравнительно малоизученный феномен мировой политики, может быть задействован в качестве теоретической сцепки евразийских проектов. В настоящей статье проводится анализ и сопоставление опыта АСЕАН в сфере практической реализации трансрегионального сотрудничества с организациями-партнерами, в частности ЕС, МЕРКОСУР и ССАПГЗ, а также на таких диалоговых площадках, как АСЕМ и ВАЗЛАФ. Автор предлагает относить взаимодействие ЕАЭС и АСЕАН к классическом формату трансрегиональных связей, а возможность формирования большого евразийского партнерства рассматривать через призму широкого трансрегионализма. Полученные в результате анализа выводы используются для выявления наиболее актуальных для ЕАЭС механизмов и алгоритмов трансрегиональной кооперации.

    TRANSREGIONALISM: UNDERLYING CONCEPT OF EAEU-ASEAN COOPERATION AND GREATER EURASIAN PARTNERSHIP

    Garmash Anna A. MA Student, MGIMO University

    Nowadays the EAEU seeks to integrate itself into the global economy as one of its regional economic centers. Developing ties with other regional integration groups corresponds the EAEU’s interests and facilitates the polycentric structure of the emerging world order. In this respect, in 2016 on the sidelines of the third Russia-ASEAN Summit Russian President Vladimir Putin proposed to develop stronger relations between the EAEU and ASEAN as well as to form a greater Eurasian partnership encompassing the EAEU, the SCO and ASEAN. While geographically vast, these projects lack conceptual underpinning. It is deemed that transregionalism – an international phenomenon which is insufficiently explored by both Western and Russian scholars, can provide a crucial theoretical foundation for these initiatives. The author compares the mechanisms which ASEAN employs to promote transregional cooperation with the EU, MERCOSUR and the GCC as well as within the frameworks of such dialogue platforms as ASEM and FEALAC. The author suggests that EAEU-ASEAN relations should be analyzed from the viewpoint of a classic transregionalism, while a greater Eurasian partnership seen as an example of a broader one. The results of the analysis are instrumental in laying out practical recommendations for the EAEU in carrying out its transregional agenda.

  • Михель Тони

    ПОСЛЕДСТВИЯ УСИЛЕНИЯ РОЛИ КИТАЯ ДЛЯ РОССИИ В КОНТЕКСТЕ НАПРЯЖЕННОСТИ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ВОСТОКОМ И ЗАПАДОМ: ПАРТНЁР В АНТИЗАПАДНОЙ КОАЛИЦИИ ИЛИ УГРОЗА РЕГИОНАЛЬНОМУ ВЛИЯНИЮ МОСКВЫ? С. 157-162

    Михель Тони Независимый исследователь

    В данной статье критически анализируется распространенное мнение о том, что в свете недавнего обострения отношения между Россией и Западом, возможное создание российско-китайского альянса могло бы выступить в качестве противовеса США и их союзникам. В работе рассматривается вопрос: «Можно ли в действительности рассматривать Китай как союзника России, или расцвет Китая скорее представляет собой угрозу интересам России?» Анализ китайско-российской политики на глобальном уровне дополнен исследованием в области взаимодействия обеих стран на региональном уровне, в особенности в Центральной Азии.

    Implications of China’s Rise for Russia in the Context of East-West Tensions: A Partner in an Anti-Western Agenda or a Threat for Moscow’s Regional Influence? С. 157-162

    Michel Toni Independent researcher

    This article examines the widely held presumption that in the light of the recent uptick in tension between Russia and the West, a Russian-Chinese alliance has emerged to challenge the United States and its allies. The essay will inquire whether Beijing can truly be regarded as a Russian ally or whether China’s rise rather represents a threat to vested Russian interests. Analysis of Sino-Russian policy on a global level will be followed by an examination of their interplay on a more regional level, particularly in Central Asia.

ОБЗОРЫ И РЕЦЕНЗИИ

НА КНИЖНОЙ ПОЛКЕ

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

ПАРТНЕРЫ

  • Istanbul Policy Center С. 180