Address: 26/55, Bldg. 7, Kosmodamianskaya Emb., Moscow, 115035
(495) 953-91-08, 617-18-88.

International economic law №4 – 2017

ПРАВО ВТО И ЕВРАЗЭС

  • Зайцева Лариса Игоревна,

    Система разрешения споров Всемирной торговой организации: итоги функционирования за 2016 год, новые вызовы и актуальные проблемы С. 3-9

    Зайцева Лариса Игоревна, начальник отдела обеспечения судопроизводства Десятого арбитражного апелляционного суда, кандидат юридических наук

    Статья посвящена итогам конференции, проведенной на базе Женевского института международных отношений и развития с участием должностных лиц Всемирной торговой организации (ВТО), ученых и практикующих юристов. Основное внимание уделено результатам деятельности Органа по разрешению споров (ОРС) и Апелляционного органа ВТО в 2016 году, организационным и процессуальным проблемам, вызванным систематически возрастающим количеством инициированных дел, факторам, сдерживающим развитие системы разрешения споров ВТО, и мерам, принятым в целях ее совершенствования.

    The Dispute Resolution System of the World Trade Organization: the Results of Functioning in 2016, New Challenges and Relevant Issues

    Zaitseva Larisa I. Head of the Department of Support of Judicial Proceedings of the Tenth Arbitration Appeal Court Candidate of Legal Sciences

    The article is focused on the outcome of the 10Th Annual Update on WTO Dispute Settlement, the conference held by Graduate Institute of International and Development Studies (Geneva) with the participation of the WTO officials, scientists and lawyers. The most crucial issues deal with the results of the DSB and Appellate Body activity in 2016, organizational and procedural problems, explained by systematic growth of initiated disputes, factors, restricting development of the WTO Dispute settlement system, and measures that are being taken to improve it.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ИНВЕСТИЦИОННОЕ ПРАВО И РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ

  • Зимаков Андрей Владимирович,

    Международные инвестиционные споры: Германия в МЦУИС С. 10-18

    Зимаков Андрей Владимирович, научный сотрудник Центра европейских исследований Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО РАН), кандидат экономических наук

    В статье рассматриваются два эпизода, когда Германия становилась стороной разбирательства по инвестиционному спору в МЦУИС. В обоих случаях истцом выступал шведский энергетический концерн Vattenfall. Однако если в первом процессе правительство Германии выступало ответчиком за действия земельного правительства, то во втором разбирательстве в арбитраж правительство привело его собственное решение об ускоренном выходе из атомной энергетики. Принятое в 2011 году в сжатые сроки и без широких консультаций с индустрией это решение привело к существенному ущемлению интересов атомной промышленности. Вместе с тем обращение шведской компании против страны — члена ЕС в МЦУИС вызвало ответную реакцию со стороны Еврокомиссии, которая заявила ходатайство об участии в разбирательстве в качестве amicus curiae. В целом можно говорить о положительной результативности обращения в МЦУИС для Vattenfall, так как в первом случае сторонами было достигнуто мировое соглашение, а во втором (в силу решения Федерального конституционного суда Германии о необходимости выплаты Vattenfall справедливой компенсации) можно ожидать схожего исхода. Сам факт наличия международного арбитражного разбирательства помогает компании в достижении необходимого результата при взаимодействии с государственными органами власти, являясь, по сути, инструментом политического давления.

    International Investment Disputes: Germany in ICSID

    Zimakov Andrey V. Research Scientist of the Centre for European Studies of the Institute of World Economy and International Relations (IMEMO RAS) Candidate of Economic Sciences

    The article analyzes two cases when Germany became part of investment arbitration in ICSID. In both cases Swedish energy company Vattenfall was claimant. But if the first arbitration the German government was brought to court for actions of a regional government, in the second case it was due to its own decision on accelerated nuclear phase-out. The decision as of 2011 was taken in short time and without discussing with business reps what led to significant infringement of rights of the nuclear industry. At the same time an application of a Swedish company to ICSID against a EU member state entailed a counteraction of EU Comission which decided to join the arbitration as amicus curiae. Ultimately the effectiveness of ICSID arbitration for Vattenfall can be considered as positive. In the first case the parties reached an amicable settlement, and in the second a similar outcome can be expected due to favorable decision of the German constitutional court on obligation of fair and just compensation. It can be said that the ICSID arbitration proceeding alone helps the company to achieve desired outcome in negotiations with government authorities as a political tool.

  • Попов Евгений Васильевич,

    Эффективность механизма, обеспечивающего приведение в исполнение решений инвестиционного арбитража о выплате крупных компенсаций С. 19-35

    Попов Евгений Васильевич, доцент Московского государственного института международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации (МГИМО (У) МИД РФ), кандидат юридических наук

    Статья посвящена анализу вопросов приведения в исполнение решений, принятых по результатам рассмотрения органами инвестиционного арбитража, о выплате крупных компенсаций. Особое внимание уделено истории практики приведения в исполнение, исследуются особенности процедуры взыскания и реальные результаты. В статье подчеркивается важность понимания национально-правовых аспектов регулирования процедуры признания и исполнения решений инвестиционного арбитража и международно-правовых инструментов для такого исполнения. В заключение анализируются практические рекомендации, которые были выработаны практикой приведения исполнение решений, и дается их оценка, а также оценка результатов применения специальных процедурных и правовых институтов.

    Efficiency of the Mechanism Ensuring Enforcement of the Investment Arbitration Decisions on Payment of Large Compensations

    Popov Evgeny V. Assistant Professor of the Moscow State Institute of International Relations (University) of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation (MGIMO University) Candidate of Legal Sciences

    Article examines the issues of enforcement of arbitral awards for large amounts of damages or compensation that were rendered by investment arbitration tribunals. Special attention is drawn to the history of enforcement of investment tribunals’ arbitral awards and real results of execution. Understanding of national legal framework and international law instruments in the context of the enforcement of the arbitral award is explored in the article. In the concluding part of the article practical recommendations are examined — both with the view to look into the current practices of enforcement and assess the results of the application of specific procedural and legal steps.

ДИСКУССИЯ

  • Гюльвердиев Раму Беюкханович,

    Внешнеторговый контракт: конвергенционное регулирование С. 36-47

    Гюльвердиев Раму Беюкханович, ассистент кафедры юриспруденции Муромского института (филиала) Владимирского государственного университета имени А.Г. и Н.Г. Столетовых

    В статье проведен анализ правового регулирования внешнеторгового контракта купли-продажи товаров (поставки) с позиций происходящих процессов конвергенции, характерной как для межгосударственного взаимодействия вообще, так и для современного периода государственно-правовой интеграции в частности. В данных условиях особую значимость приобретают вопросы разработки комплексной, оптимальной модели международного экономического и правового сотрудничества, учитывающей интересы государств в эффективном функционировании предпринимательской среды и позволяющей наиболее безболезненно внедрить зарубежный опыт в национальную правовую систему. Особое внимание автором уделяется Конвенции ООН о международных договорах купли-продажи товаров 1980 г., как универсальному средству регулирования трансграничных торговых операций, явившемуся результатом юридической конвергенции. Венская конвенция 1980 г. выступает связующим звеном не только между англосаксонским и континентальным правом, но и между различными правовыми культурами, системами, достичь когерентности которых — сложнейшая задача. Поэтому важно ведение дальнейшего диалога и нормотворческой работы в этой области посредством коллективного усилия специалистов и практиков стран-участниц.

    Foreign Trade Contract: Convergence Regulation

    Gyulverdiev Ramu B. Teaching Assistant of the Department of Jurisprudence of the Murom Institute (branch) of the Vladimir State University

    In the article the analysis of legal regulation of the foreign trade contract of sale of goods (supplies) from the standpoint of the processes of convergence, characteristic for the interstate cooperation in General and for the modern period of state and legal integration in particular. In these circumstances, special importance attaches to the development of integrated, optimal model of international economic and legal cooperation, taking into account the interests of States in the effective functioning of the business environment so the most painless to implement foreign experience in the national legal system. Special attention is paid to the UN Convention on contracts for the international sale of goods 1980, as the universal means of regulation of cross-border trade resulting from legal convergence. The Vienna Convention 1980 is a link not only between Anglo-Saxon and continental law, but also between different legal cultures and systems, to achieve a coherence which is a Herculean task. Therefore, it is important to conduct further dialogue and normative work in this area through the collective efforts of experts and practitioners of the participating countries.

  • Гудков Иван Владимирович,

    Новый Регламент ЕС о надежности поставок газа: очередная мера по реализации стратегии Энергетического союза С. 48-54

    Гудков Иван Владимирович, доцент кафедры правового регулирования ТЭК Международного института энергетической политики и дипломатии (МИЭП) МГИМО (У) МИД России, кандидат юридических наук

    25 октября 2017 года Европейский парламент и Совет ЕС приняли Регламент 2017/1938 «О мерах по обеспечению надежности поставок газа»1 (далее — Регламент 2017/1938), который вступил в силу 1 ноября 2017 года. Регламент 2017/1938 заменил применявшийся с 2010 года Регламент 994/20102, дополнив действовавший ранее комплекс мер рядом важных нововведений. Регламент 2017/1938 стал очередной — второй — законодательной мерой, принятой в рамках реализации инициативы Энергетического союза на базе предложений, опубликованных Европейской комиссией (далее — Комиссия) в феврале 2016 года. В настоящей статье представлен анализ положений Регламента 2017/1938, а в выводах сформулирована оценка их воздействия на политику обеспечения надежности газовых поставок в ЕС.

    A New EU Regulation on Gas Supply Security: Another Measure to Implement the Energy Union Strategy

    Gudkov Ivan V. Assistant Professor of the Department of Legal Regulation of Fuel and Energy Complex of the International Energy Policy and Diplomacy Institute (MIEP MGIMO) Candidate of Legal Sciences

    On October 25, 2017, the European Parliament and the Council adopted Regulation 2017/1938 Concerning Measures to Safeguard the Security of Gas Supply (hereinafter referred to as «Regulation 2017/1938» ), which came into force on November 1, 2017. Regulation 2017/1938 repealed Regulation 994/2010 in force from 2010 by supplementing the earlier existing complex of measures with a number of important developments. Regulation 2017/1938 became another (the second) legislative measure adopted within the framework of implementation of the Energy Union initiative based on the Proposals published by the European Commission (hereinafter referred to as the «Commission» ) in February 2016. This article presents an analysis of the provisions of Regulation 2017/1938; the conclusions give an assessment of their impact on the policy of safeguarding the security of gas supplies to the EU.