Адрес: 115035, г. Москва, Космодамианская набережная, д. 26/55, стр. 7 Тел.: (495)953-91-08,
617-18-88, 8-800-333-28-04 (по России бесплатно)

Гуманизация уголовного законодательства в отношении наркозависимых лиц за счет побуждения их к лечению и реабилитации: опыт критического анализа

Милюков Сергей Федорович, профессор кафедры уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, доктор юридических наук, профессор

Кожухова Ирина Владимировна, старший преподаватель кафедры уголовного права юридического факультета Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

В статье проведен критический анализ гуманизации уголовного законодательства в отношении наркозависимых лиц. Дается обоснование низкой степени эффективности уголовно-правовых методов побуждения к лечению и реабилитации таких лиц, выражающейся в высокой вероятности отказа, уклонения и систематического неисполнения осужденным возложенных на него обязанностей в соответствии со ст. 821, 73, 74 УК РФ. Предлагается исключить первую из них из текста УК РФ.

Humanization of criminal legislation with regard to drug users at the expense of determining them to treatment and rehabilitation: experience of a critical overview

Milyukov Sergej Fedorovich, professor of the Chair of Criminal Law of the Law University of St. Petersburg State Pedagogical University named after A.I. Gertsen, doctor of juridical sciences, professor

Kozhukhova Irina Vladimirovna, senior teacher of the Chair of Criminal Law of the Law Faculty of St. Petersburg State Pedagogical University named after A.I. Gertsen

The article makes a critical analysis of humanization of criminal legislation with regard to drug addicts; substantiates low efficiency of criminal-law methods of motivation for treatment and rehabilitation of such persons manifested in a high possibility of refusal, evasion and systematic non-performance by a convict of duties imposed on him in accordance with articles 821, 73, 74 of the Criminal Code of the RF; suggests exclusion of the first one from the text of the Criminal Code of the RF.

Курс на всемерную гуманизацию отечественного уголовного законодательства был взят на рубеже XX–XXI вв. (особую и в целом неблагоприятную роль сыграл здесь небезызвестный Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ[1]). Официальной целью такого курса объявлялась необходимость существенного смягчения репрессивной составляющей этой отрасли права путем отказа от применения лишения свободы за преступления небольшой и средней тяжести, особенно по отношению к несовершеннолетним и совершившим ненасильственные преступления, исключения нижних пределов санкций по целому ряду часто применяемых на практике составов преступлений, интенсификации применения щадящих наказаний и углубления дифференцированного подхода при назначении наказания (прежде всего за корыстные преступления).

Как верно отмечает А.В. Федоров, «дать характеристику законодательной политике и ее тенденциям можно только по отражению этого направления политики в нормативно правовых актах. …Основой исследования в указанной сфере является изучение законодательства в его развитии за определенный период времени»[2]. За истекшие 10–12 лет попытка реализации гуманистических ценностей в российском уголовном законодательстве показала высокую степень несовершенства и весьма низкую эффективность.

Альтернативные лишению свободы виды наказания применяются либо «через силу» (прежде всего штраф, обязательные работы и ограничение свободы), скорее ради улучшения статистической отчетности судов, неуклонно направляемых курсом безоглядной гуманизации, либо не назначаются вообще. Так, применение включенных в 2011 г. в Уголовный кодекс Российской Федерации (далее по тексту — УК РФ) принудительных работ было отсрочено дважды (в 2012 г. до 1 января 2014 г. и в 2013 г. до 1 января 2017 г.).

Столкновение прекраснодушных порывов к гуманности в отношении преступников постоянно входит в острое противоречие со всё обостряющейся криминальной обстановкой в стране.

Поэтому критикуемый курс носит неустойчивый, зигзагообразный характер[3]. Скажем, исключение Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ[4] нижних пределов санкций более чем в двухстах статьях УК РФ, не помешало законодателю затем включить их в ряд других статей: Федеральным законом от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ[5] — в абзаце втором ч. 1 ст. 230 УК РФ, Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № 365-ФЗ[6] — в абзаце втором ч. 3 ст. 151 УК РФ, Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ[7] — в абзаце втором ч. 2 ст. 208, в абзаце втором ч. 3 ст. 282¹, в абзаце втором ч. 1 ст. 282², в абзаце втором ч. 1 ст. 360 УК РФ и т.д. были обозначены ранее не указывавшиеся нижние границы санкции (они, естественно существовали, но совпадали с нижним пределом наказаний, установленных Общей частью УК РФ).

Еще более далеким от совершенства выглядит ныне принцип дифференцированного подхода при назначении наказания для привлекаемых к уголовной ответственности. В частности, гуманизация уголовного законодательства по вопросу ответственности лиц, больных наркоманией (ст. 82¹ УК РФ), является криминологически необоснованной. По нашему мнению, в данном случае налицо опасность необоснованного избегания наказания наркозависимыми в нарушение требований ст. 4 УК РФ, закрепляющей принцип равенства граждан перед законом.

Так, два лица, совершившие одинаковые преступления, предусмотренные, к примеру, ч. 1 ст. 231 УК РФ, получат принципиально разное воздействие (лишение свободы до двух лет или отсрочка отбывания наказания с последующим полным освобождением от него по истечении определенного срока) в связи только с тем, что один из них болен наркоманией. Мы считаем, что по отношению к такой категории подсудимых закон должен быть направлен не на псевдогуманизацию, а в сторону неотвратимости наказания[8]. Ведь наркозависимые — это не просто люди с установленным диагнозом «наркомания», а потенциальные преступники, в руках которых особое оружие замедленного действия, от которого в мире ежегодно умирает сотни тысяч человек. Дело в том, что практически каждый из этих лиц вовлекает в наркопотребление других, которые, в свою очередь, для получения средств на приобретение наркотических средств и психоактивных веществ идут на разнообразные корыстные и корыстно-насильственные преступления[9].

Уголовно-правовые методы побуждения к лечению и реабилитации наркозависимых лиц имеют и ряд других существенных недостатков.

На первый взгляд, возможность отказа осужденного, признанного больным наркоманией, от прохождения курса лечения от наркомании, а также медицинской реабилитации, уклонения от лечения в соответствии со ст. 82¹ УК РФ, а также уклонения от исполнения аналогичной обязанности условно осужденным в соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ, маловероятна, так как подобный отказ будет вести к ухудшению их положения (см. ч. 3 ст. 74 УК РФ). Однако на практике зачастую оказывается иначе.

Во-первых, данное лицо вполне может продолжить свою преступную деятельность, так как среди осужденных лиц, страдающих наркоманией, высока доля рецидивных преступлений, в том числе общеуголовных, опять же обусловленных данной зависимостью[10]. Согласно исследованию А.В. Датия, Р.М. Воронина и В.Ф. Трубецкого, первая судимость была лишь у 31,3% осужденных наркоманов, тогда как вторая — у 38,7%, третья — у 19,9%, четвертая — у 8,5%, пятая и более судимостей — у 1,6 % осужденных[11].

Во-вторых, современная отечественная медицина не позволяет полностью вылечить пациента от наркотической, психотропной и токсической зависимостей. На данный момент в современной отечественной медицине низок один из важнейших показателей эффективности реабилитационного процесса — продолжительность ремиссий. Качественной терапевтической ремиссией считается ремиссия свыше одного года. В ходе проведенного С.А. Вешневой исследования ремиссии свыше одного года отмечены лишь в 37,0% случаев в группе больных с высоким уровнем реабилитационного потенциала (УРП)[12], 31,4% — в группе со средним уровнем реабилитационного потенциала и 20,6% — в группе с низким уровнем. В ремиссии свыше трех лет находятся 29,6% больных с высоким УРП, 8,6% — со средним и 7,4% — с низким УРП[13].

По данным федерального статистического наблюдения в Российской Федерации, в 2012 г. число больных наркоманией, находящихся в ремиссии от 1 до 2 лет, составило 8,8 на 100 больных среднегодового контингента и только 2,3 больного наркоманией на 100 больных среднегодового контингента снимаются с диспансерного наблюдения в связи со стойкой пятилетней ремиссией[14]. Данный показатель позволяет нам сделать ряд криминологических выводов. Так, реализация ст. 82¹ УК РФ в части освобождения осужденного, признанного больным наркоманией, от отбывания наказания или оставшейся части наказания после прохождения курса лечения от наркомании, медицинской реабилитации, социальной реабилитации и при наличии объективно подтвержденной ремиссии, длительность которой после окончания лечения, медицинской реабилитации, социальной реабилитации составляет не менее двух лет, не может быть осуществлена даже на 50%. Таким образом, надежда наркозависимых осужденных на освобождение от отбывания наказания весьма эфемерна и малодостижима. Нельзя не отметить высокую вероятность срывов у проходящих лечение и реабилитацию, а соответственно, и высокий риск рецидивов преступлений наркотической направленности, а также совершаемых на почве наркомании (краж, грабежей, разбоев и т.д.).

В-третьих, не все осужденные хотят избавиться от наркотической зависимости, у большинства из них отсутствуют мотивы прекращения употребления наркотиков, а на фоне возможных симптомов абстинентного синдрома количество таких желающих снижается еще больше.

Так, согласно исследованиям С.И. Гусева, проведенным в воспитательной колонии для несовершеннолетних осужденных г. Ленинск-Кузнецка и исправительной колонии ФБУ ИК-29 ГУФСИН России по Кемеровской области (г. Кемерово), у большинства осужденных отсутствовали мотивы прекращения употребления наркотиков — до 85,0% в группе с полинаркотической зависимостью. Они прекращали употреблять наркотики только в ситуации вынужденного воздержания, при заключении под стражу[15].

Вышеуказанные предположения подтверждаются отмеченной А.О. Откидачем сложившейся практикой отмены судами ранее предоставленной отсрочки отбывания наказания и направления лиц для отбывания ранее назначенного наказания в связи с систематическим невыполнением осужденным предписаний врача, возобновлением потребления наркотических средств и психотропных веществ, совершением новых преступлений[16].

Проведя критический анализ методов побуждения к лечению и реабилитации наркозависимых лиц и выявив существенные недостатки гуманизации уголовного законодательства в отношении данных лиц, мы считаем необоснованным введение законодателем в УК РФ ст. 82¹ и предлагаем ее исключить. На наш взгляд, вполне достаточно применения условного осуждения, с учетом ч. 5 ст. 73 УК РФ, а также особого порядка назначения наказания лицу, признанному больным наркоманией в соответствии со ст. 72¹ УК РФ.

Обобщая вышесказанное, мы приходим к выводу, что система уголовно-правовых методов побуждения к лечению и реабилитации наркозависимых лиц не способна стать не только эффективной в нашей стране, но и вообще возыметь свое действие, а гуманизация уголовного законодательства в отношении наркозависимых лиц выступает лишь отражением в кривом зеркале западных тенденций, не ориентированным на российскую действительность. Последние события на юго-востоке Украины показывают чуждость россиянам особенностей ментальности западноевропейских стран во главе с США. Нам надо искать собственные пути искоренения наркотизма.



[1] Подробнее об этом законе см.: Милюков С.Ф.: 1) Кризисные явления в современной уголовно-правовой политике // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2003. № 5. С. 64; 2) Ревизия уголовного законодательства: мнимые достоинства, реальные недостатки // Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменительной практики. Калининград, 2004. С. 207–211.

[2] См.: Федоров А.В. Отдельные тенденции развития российской уголовно-правовой антинаркотической политики, обусловленные влиянием международных договоров, участницей которых является Российская Федерация, и ее членством в международных организациях // Наркоконтроль. 2014. № 2 (35). С. 4.

[3] См. подробнее: Милюков С.Ф.: 1) Бессистемность как неотъемлемое свойство отечественной уголовно-правовой политики // Системность в уголовном праве. М., 2007. С. 271–273; 2) Государственная Дума: зигзаги уголовно-правовой политики // Уголовная политика и уголовное законодательство: проблемы теории и практики. СПб., 2008. С. 135–139; 3) Революция и контрреволюция в современной уголовно-правовой политике // Вестник Орловского государственного университета. 2012. № 8. С. 20–23.

[4] См.: Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 50. Ст. 7362.

[5] См.: Федеральный закон от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. № 10. Ст. 1166.

[6] См.: Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 365-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с усилением уголовной и административной ответственности за нарушения в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 51. Ст. 6685.

[7] См.: Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 130-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 19. Ст. 2335.

[8] См. об этом: Милюков С.Ф., Кожухова И.В. Насущные проблемы российской антинаркотической политики // Публичное и частное право. Вып. II (XIV). 2012. С. 56.

[9] См. об этом: Боголюбова Т.А. Незаконное потребление наркотиков и их незаконный оборот: соотношение понятий (размышления по поводу статьи А.В. Федорова «Наркокриминология как одно из направлений криминологии») // Наркоконтроль. № 3. 2013. С. 3; Федоров А.В. Взаимосвязь незаконного потребления наркотиков их незаконного оборота // Наркоконтроль. № 3. 2013. С. 6–7.

[10] См. об этом: Скобелин С.Ю. Излечение наркозависимых осужденных // Актуальные проблемы профилактики наркомании и противодействия правонарушителям в сфере легального и нелегального оборота наркотиков : материалы XV международной научно-практической конференции (5–6 апреля 2012 г.): в 3 ч. / отв. ред. Д.Д. Невирко. Ч. 2. Красноярск : СибЮИ ФСКН России, 2012. С. 73.

[11] См.: Датий А.В., Воронин Р.М., Трубецкой В.Ф. Некоторые характеристика осужденных, больных наркоманией // Человек: преступление и наказание. 2012. № 3. С. 118–121.

[12] В 2000 г. в Национальном научном центре наркологии Т.Н. Дудко была сформулирована концепция реабилитационного потенциала (РП) наркологических больных, описал его основные диагностические критерии, личностные и социально детерминированные варианты уровней реабилитационного потенциала (УРП) — высокий, средний, низкий. Распределение больных по уровням РП позволяет не только дифференцировать больных по степени тяжести и медико-социальным последствиями заболевания, но и обосновать их направление в то или иное реабилитационное учреждение, оптимально использовать возможности реабилитационной среды, рекомендовать объем медицинских, психотерапевтических, трудовых и других социально-восстановительных мероприятий. См. об этом: Вешнева С.А. Динамика клинических, личностных и социальных проявлений больных опиатной наркоманией в процессе реабилитации : автореф. дис. ... к.м.н. М., 2010. С. 12.

[13] Там же. С. 12.

[14] Государственная межведомственная программа «Комплексная реабилитация и ресоциализация потребителей наркотических средств и психотропных веществ» // Официальный сайт ФСКН. URL: http://www.fskn.gov.ru/pages/main/prevent/13250/index.shtml.

[15] См.: Гусев С.И. Клинико-патодинамические, социально-психологические закономерности формирования ремиссий и реабилитация больных наркоманиями в условиях пенитенциарной изоляции : автореф. дис. ... д.м.н. Томск, 2010. С. 20.

[16] См.: Откидач А.О. О правоприменительной практике по ст. 82¹ Уголовного кодекса Российской Федерации // Наркоконтроль. № 2. 2013. С. 33–34.

Литература:

1. Боголюбова Т.А. Незаконное потребление наркотиков и их незаконный оборот: соотношение понятий (размышления по поводу статьи А.В. Федорова «Наркокриминология как одно из направлений криминологии») / Т.А. Боголюбова // Наркоконтроль. № 3. 2013. С. 2–5.
2. Вешнева С.А. Динамика клинических, личностных и социальных проявлений больных опиатной наркоманией в процессе реабилитации : автореф. дис. ... к.м.н. / С.А. Вешнева. М. : НИЦ наркологии Минздравсоцразвития России, 2010. 22 с.
3. Гусев С.И. Клинико-патодинамические, социально-психологические закономерности формирования ремиссий и реабилитация больных наркоманиями
в условиях пенитенциарной изоляции : автореф. дис. ... д.м.н. / С.И. Гусев. Томск : ГУ «Научно-исследовательский институт психического здоровья
Томского научного центра Сибирского отделения РАМН», 2010.
4. Датий А.В., Воронин Р.М., Трубецкой В.Ф. Некоторые характеристики осужденных, больных наркоманией / А.В. Датий, Р.М. Воронин, В.Ф. Трубецкой. Человек: преступление и наказание. 2012. № 3. С. 118–121.
5. Милюков С.Ф. Бессистемность как неотъемлемое свойство отечественной уголовно-правовой политики / С.Ф. Милюков // Системность в уголовном праве.
М., 2007. С. 271–273.
6. Милюков С.Ф. Государственная Дума: зигзаги уголовно-правовой политики / С.Ф. Милюков // Уголовная политика и уголовное законодательство: проблемы теории и практики. СПб., 2008. С. 135–139.
7. Милюков С.Ф. Кризисные явления в современной уголовно-правовой политике / С.Ф. Милюков // Труды Санкт-Петербургского юридического института
Генеральной прокуратуры Российской Федерации. № 5. СПб., 2003. С. 59–66.
8. Милюков С.Ф. Ревизия уголовного законодательства: мнимые достоинства, реальные недостатки / С.Ф. Милюков // Актуальные проблемы  совершенствования законодательства и правоприменительной практики. Калининград, 2004. С. 207–211.
9. Милюков С.Ф. Революция и контрреволюция в современной уголовно-правовой политике / С.Ф. Милюков // Вестник Орловского государственного университета. 2012. № 8. С. 20–23.
10. Милюков С.Ф., Кожухова И.В. Насущные проблемы российской антинаркотической политики / С.Ф. Милюков, И.В. Кожухова // Публичное и частное право.
Вып. II (XIV). М., 2012. С. 48–64.
11. Откидач А.О. О правоприменительной практике по ст. 82¹ Уголовного кодекса Российской Федерации / А.О. Откидач // Наркоконтроль. № 2. 2013. С. 32–35.
12. Скобелин С.Ю. Излечение наркозависимых осужденных / С.Ю. Скобелин // Актуальные проблемы профилактики наркомании и противодействия правонарушителям в сфере легального и нелегального оборота наркотиков : материалы XV Международной научно-практической конференции (5–6 апреля 2012 г.) : в 3 ч. / отв. ред. Д.Д. Невирко; СибЮИ ФСКН России. Красноярск : СибЮИ ФСКН России, 2012. Ч. 2. С.173–178.
13. Федоров А.В. Взаимосвязь незаконного потребления наркотиков и их незаконного оборота / А.В. Федоров // Наркоконтроль. 2013. № 3. С. 5–13.
14. Федоров А.В. Отдельные тенденции развития российской уголовно-правовой антинаркотической политики, обусловленные влиянием международных
договоров, участницей которых является Российская Федерация, и ее членством в международных организациях // Наркоконтроль. 2014. № 2 (35). С. 3–14.

Bibliography:

1. Bogolyubova Т.А. Nezakonnoe potreblenie narkotikov i ikh nezakonny'j oborot: sootnoshenie ponyatij (razmy'shleniya po povodu stat'i A.V. Fedorova "Narkokriminologiya kak odno iz napravlenij kriminologii") [Illegal consumption of drugs and illegal traffic thereof (speculation on article of Fedorov A.V. "Drug-criminology as one of the directions of criminology")]. Narkokontrol' — Drug Control, 2013, № 3, pp. 2 — 5.
2. Veshneva S.А. Dinamika klinicheskikh, lichnostny'kh i sotsial'ny'kh proyavlenij bol'ny'kh opiatnoj narkomaniej v protsesse reabilitatsii. Diss. Cand. med nauk [Dynamics of clinical, personal and social features of patients with opiate addiction in the process of rehabilitation. Candidate med. sci. diss.]. Moscow, NiTs narkologii Medzdravsotsrazvitiya Rossii Publ., 2010. 22p.
3. Gusev S.I. Kliniko-patodinamicheskie, sotsial'no-psikhologicheskie zakonomernosti formirovaniya remissij i reabilitatsiya bol'ny'kh narkomaniyami v usloviyakh penitentsiarnoj izolyatsii. Diss. Dokt. med. sci. [Clinical-pathodynamical, social-psychology regularity of formation of remissions and rehabilitation of patients with drug addictions in conditions of penitentiary isolation. Dr. med. sci. Diss.]. Tomsk, GU "Scientific-Research Institute of Psychic Health of Tomsk Scientific Center of the Siberian Division of the RAMS" Publ. 2010.
4. Datij A.V., Voronin R.М., Trubetskoj V.F. Nekotory'e kharakteristiki osuzhdenny'kh, bol'ny'kh narkomaniej [Some characteristics of convicted drug addicts]. Chelovek: prestuplenie i nakazanie — Human: Crime and Punishment, 2012, № 3, pp. 118 — 121.
5. Milyukov S.F. [Lack of system as an integral feature of Russian criminal-law policy]. Sistemnost' v ugolovnom prave [Systemic character of criminal law]. Moscow, 2007, pp. 271 — 273.
6. Milyukov S.F. [The State Duma: zigzags of criminal-law policy]. Ugolovnaya politika i ugolovnoe zakonodatel'stvo: problemy' teorii i praktiki [Criminal policy and criminal legislation: problems of theory and practice]. St. Petersburg, 2008, pp. 135 — 139.
7. Milyukov S.F. [Crisis phenomena in contemporary criminal-law policy]. Trudy' Sankt-Peterburgskogo yuridicheskogo instituta General'noj procuratury' Rossijskoj Federatsii — Proc. of the St. Petersburg Law Institute of the General Prosecutor's Office of the Russian Federation, 2003, № 5, pp. 59 — 66.
8. Milyukov S.F. [Revision of criminal legislation: fictitious advantages, real disadvantages] Aktual'ny'e problemy' sovershenstvovaniya zakonodatel'stva i pravoprimenitel'noj praktiki [Topical problems of improvement of legislation and law-application practice]. Kaliningrad, 2004, pp. 207 — 211.
9. Milyukov S.F. Revolyutsiya i kontrrevolyutsiya v sovremennoj ugolovnopravovoj politike [Revolution and counter-revolution in contemporary criminal-law policy]. Vestnik Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta — Bulletin of Orel State University, 2012, № 8, pp. 20 — 23.
10. Milyukov S.F., Kozhukhova I.V. Nasushhny'e problemy' rossijskoj antinarkoticheskoj politiki [Vital problems of Russian antidrug policy]. Publichnoe i chastnoe pravo — Public and Private Law, Moscow, 2012, II(XIV), pp. 48 — 64.
11. Otkidach А.О. O pravoprimenitel'noj praktike po st. 821 Ugolovnogo kodeksa Rossijskoj Federatsii [On law-application practice under Art. 82¹ of the Criminal Code of the Russian Federation]. Narkokontrol' — Drug Control, 2013, № 2, pp. 32 — 35.
12. Skobelin S.Yu.[Healing of convicted drug addicts]. Aktual'ny'e problemy' profilaktiki narkomanii i protivodejstviya pravonarushitelyam v sfere legal'nogo i nelegal'nogo oborota narkotikov: materialy' XV mezhdunarodnoj nauchnoprakticheskoj konferentsii (5-6 aprelya 2012 g.: v 3 ch. [Topical problems of prophylactics of drug addiction and counteraction in the sphere of legal and illegal drug traffic: materials of the XV international scientific-practice conference (April 5-6, 2012): in 3 parts]. Ed. Nevirko D.D. Krasnoyarsk, Siberian Law Institute of the FSDC of Russia, 2012, Part 2, pp.173 — 178.
13. Fedorov А.V. Vzaimosvyaz' nezakonnogo potrebleniya narkotikov i ikh nezakonnogo oborota [Interaction of illegal consumption of drugs and illegal traffic thereof]. Narkokontrol' — Drug Control, 2013, № 3, pp. 5 — 13.
14. Fedorov А.V. Otdel'ny'e tendentsii razvitiya rossijskoj ugolovno-pravovoj antinarkoticheskoj politiki, obuslovlenny'e vliyaniem mezhdunarodny'kh dogovorov, uchastnitsej kotory'kh yavlyaetsya Rossijskaya Federatsiya, i eyo chlenstvom v mezhdunarodny'kh organizatsiyakh [Certain tendencies of development of Russian criminal-law policy conditioned by influence of international treaties to which the RF is a party and membership thereof in international organizations]. Narkokontrol' — Drug Control, 2014, № 2(35), pp. 3 — 14.